Arms
 
развернуть
 
445037, г. Тольятти, ул. Новый проезд, д. 4
445039, г. Тольятти, ул. Дзержинского, д. 17 "б"
Тел.: (8-8482) 35-22-32 (угол.), (8-8482) 31-44-25 (гр.)
avtozavodsky.sam@sudrf.ru
схема проезда
445037, г. Тольятти, ул. Новый проезд, д. 4; 445039, г. Тольятти, ул. Дзержинского, д. 17 "б"Тел.: (8-8482) 35-22-32 (угол.), (8-8482) 31-44-25 (гр.)avtozavodsky.sam@sudrf.ru
 
Съезд судей


ДОКУМЕНТЫ СУДА
Дело в отношении Д., судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 161 ч. 2 п. «а, г», 161 ч. 2 п. «г», 158 ч. 2 п. «в» УК РФ

 

 

ПРИГОВОР

                           ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

г.Тольятти                                                                                                          24 мая 2010 года

            Автозаводский районный суд г. Тольятти в составе:

председательствующего судьи  Пикалова И.Н.;

при секретаре Бабич Ю.Н.;

с участием  государственного обвинителя, представителя прокуратуры Автозаводского района г. Тольятти Желтухиной Н.М.;

подсудимого Д.

защитника – адвоката Гончарова А.П.,, представившего ордер № 86/010 от 31.03.10 года; потерпевших: К., Б., В., Т.

            рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в  отношении:

 

            Д., судимого,  обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 161 ч. 2 п. «а, г», 161 ч. 2 п. «г», 158 ч. 2 п. «в» УК РФ, -

 

УСТАНОВИЛ:

 

            Д., совершил грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества,  с  применением насилия не опасного для жизни и здоровья, при следующих обстоятельствах:

            10 сентября 2009 года, в период времени с 1 часа 30 минут до 2 часов, Д., находясь в районе  дома №  г. Тольятти,  увидев идущих гр. Б., В., решил открыто завладеть чужим имуществом.  

             В исполнении данного  преступного умысла, Д. схватился за ручки сумки, находящейся на плече Б., и, преодолевая сопротивление последней, стал срывать сумку  с плеча. От данных действий Б. потеряла равновесие и упала на колени, после чего, Д., действуя с целью подавления сопротивления со стороны потерпевшей,  нанес Б. удар ногой в лицо, применив насилие не опасное для жизни и здоровья, в результате чего, потерпевшая выпустила сумку из рук.  

После этого, Д. открыто завладел имуществом Б., а именно: сумкой, материальной ценности не представляющей; в которой находились: сотовый телефон «LG KR 105», стоимостью 1000 рублей, паспорт и сберкнижка на имя Б., ключи, материальной ценности не представляющие; деньги, в сумме 1500 рублей, а всего, изъяв имущество, на общую сумму 2500 рублей. 

  С похищенным имуществом, Д. с места преступления скрылся, распорядившись им по своему усмотрению.

Он же, Д.. совершил грабеж, то есть открытое  хищение чужого имущества, при следующих обстоятельствах:

            15 сентября 2009 года, в период времени с 1 часа до 1 часа 30 минут, Д.,  находясь в районе дома №  г. Тольятти, увидев незнакомую ему К., решил открыто завладеть её имуществом.

С указанной целью, Д. подбежав к  К. со спины, схватился за ручку сумки, находившейся на плече потерпевшей, пытаясь завладеть указанным имуществом. Осознавая характер действий  Д.,  Корноухова Л.Е. стала удерживать  свою сумку, в результате  ручки сумки порвались и Д. открыто завладел имуществом потерпевшей, а именно: сумкой, стоимостью 150 рублей, в которой находились: косметичка, стоимостью 50 рублей; зеркало, косметический карандаш, косметические тени для век, 4 ключа, кредитная книжка, - все материальной ценности не представляющее, пропуск на имя ОАО «А.», стоимостью 400 рублей,  а всего завладев имуществом, на общую сумму  600 рублей.

С похищенным имуществом, Д. с места преступления скрылся, распорядившись им по своему усмотрению.  

            Он же, Д. совершил кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, при следующих обстоятельствах:

            14 января 2010 года, в период времени с 5 часов 49 минут до 5 часов 54 минут,  около отделения «С», расположенного в  г. Тольятти гр. Т. попросила Д. снять с помощью  принадлежащей ей банковской карточки,  через банкомат, с её счета, деньги, в сумме 500 рублей, передав Д.  карточку «С»  на свое имя и сказав код карточки.   

            Взяв  указанную банковскую карточку,  Д., подойдя к банкомату, находящемуся возле вышеуказанного отделения: «С», снял посредством данной карты, со счета  гр. Т. 500 рублей, после чего, проверив состояние счета,  обнаружил, что на нем находятся сумма в  22 000 рублей.

Решив тайно завладеть указанными деньгами потерпевшей, Д., воспользовавшись тем, что за его действиями никто не наблюдает, используя банковскую карточку Т., снял с банкомата,  наличные денежные средства в сумме 22 000 рублей, принадлежащие Т. тем самым тайно изъяв указанные денежные средства. 

После этого, Д.  вернул       Т. её банковскую карточку, а похищенными деньгами, распорядился по своему усмотрению, чем причинил потерпевшей значительный материальный ущерб.  

В судебном заседании, подсудимый Д.. свою вину в краже денежных средств у Т.. признал полностью, по остальным эпизодам, вину не признал.

            По эпизоду от  14 января 2010 года, в отношении потерпевшей Т, подсудимый  Д. показал, что  в указанный день, он по предложению своего знакомого К.(А.) пришел в гости по адресу: Ю., где находились незнакомые ему люди, среди  которых была хозяйка квартиры, по имени Л. (Г.)  и потерпевшая Т.. Все вместе они стали распивать спиртное. Когда спиртное закончилось, Т. предложила съездить с ней в банкомат, снять деньги с её банковской карточки, на которые приобрести ещё спиртные напитки. Совместно с Г. и Т., он  доехал до банкомата, где они сняли с банковской карточки потерпевшей наличные деньги, в сумме 600-700 рублей, на которые купили спиртное и продолжили распивать его на квартире Г. В ночное время, Т. вновь предложила ему доехать до банкомата. Остановив на улице машину, они доехали  до банкомата, расположенного возле отделения «С.», где Т.  попросила его снять с её карточки деньги, в сумме 500 рублей, передав ему карточку и назвав код, а сама осталась в машине.  Взяв указанную банковскую карточку, он подошел к банкомату, и снял со счета Т.  наличные деньги, в сумме 500 рублей. После этого, он решил посмотреть состояние счета Т., обнаружив, что на её счету находятся сумма в размере 21 500 рублей. В этот момент, он решил завладеть деньгами потерпевшей. Сняв посредством имевшейся у его карточки, с банкомата наличные денежные средства, в сумме 21 500 рублей, он положил их себе в карман, после чего, вернулся к машине и отдал Т. её банковскую карточку и деньги в сумме 500 рублей. Остальные деньги он оставил себе и распорядился ими по своему усмотрению. В содеянном раскаивается, готов возместить причинный ущерб. Исковые требования потерпевшей, признает в полном объеме.                  

            По эпизодам от 10 сентября 2009 года, в отношении потерпевших Б. И В., а так же от 15 сентября 2009 года, в отношении потерпевшей К., подсудимый Д. заявил, что к совершению данных преступлений он не причастен,  и показал следующее: 11 февраля 2010 года, он добровольно явился в ОВД   г. Тольятти, где написал явку с повинной, по поводу преступления, совершенного им в отношении Т. После этого, его доставили в опорный пункт милиции, где продержали до утра 12 февраля 2010 года, а затем вновь доставили в ОВД, где незнакомый ему оперативный сотрудник милиции стал оказывать на него моральное давление, принуждая сознаться в якобы совершенных им других преступлениях. Он отказался, тогда, сотрудники милиции стали применять к нему физическое насилие, выворачивали руки, ноги, связывали, наделали противогаз. В процессе этого, ему называли эпизоды преступлений,  связанных с грабежами, утверждали,  о его причастности к их совершению. После обеда его доставили в ОВД,  где вновь стали угрожать, применяли физическое насилие, зачитывая при этом из журнала,  обстоятельства зарегистрированных преступлений по грабежам. Под давлением сотрудников милиции, он вынужден был себя оговорить, и согласился признать два эпизода грабежей, которые он в действительности не совершал. Сотрудник милиции написал обстоятельства совершения данных грабежей, которые ему инкриминируются в обвинительном заключении. Ему дали все это прочитать, и заставили дважды переписать их собственноручно. Потом, в ОВД, он сочинил ещё об нескольких эпизодах совершенных им преступлений, которых на самом деле не было. В дальнейшем, при допросе у следователя, он, опасаясь дальнейшего применения к нему насилия, со стороны оперативных сотрудников, дал такие же показания, фактически признавшись в двух эпизодах грабежей. Участвующему при допросе адвокату, он о давлении на него сотрудников милиции не сообщал, так как плохо себя чувствовал. Телесные повреждения у него зафиксированы не были,  действия сотрудников милиции он не обжаловал.            

            Допросив в судебном заседании подсудимого, свидетелей, исследовав доказательства, содержащиеся в материалах уголовного дела,  выслушав позиции стороны защиты и государственного  обвинителя, суд считает подсудимого Д. виновным в совершении вышеизложенных преступлений.

            Так, по эпизоду от 10 сентября 2009 года, виновность подсудимого Д. подтверждается следующими доказательствами:

              Из оглашенных в судебном заседании показаний Д. на предварительном следствии, допрошенного в присутствии защитника, в качестве подозреваемого, следует, что он свою вину по данному эпизоду признал и показал, что в сентябре 2009 года, он, находясь в состоянии опьянения, проходя со своим знакомым А. по 8 кварталу Автозаводского района г. Тольятти, столкнулся плечом с идущим навстречу незнакомым мужчиной (гр. В.), который был вместе с женщиной (гр. Б.),в результате чего между ним и В. возникла словесная ссора, которая переросла в обоюдную драку. Сколько ударов они нанесли друг другу, он не помнит.  Б. стала их разнимать, и в этот момент, она уронила сумку. Решив её похитить, он в присутствии потерпевшей схватил данную сумку и убежал в сторону 7-го квартала, где посмотрел содержимое сумки, в которой оказалось: сберкнижка и паспорт на имя Б., связка ключей, сотовый телефон «LG», деньги в сумме 150 рублей. Сотовый телефон и деньги он забрал себе, остальное выкинул. Телефон он продал незнакомому мужчине, деньги потратил на личные нужды. Так же подсудимый описал приметы потерпевшей и её одежду.(л.д.)

            Потерпевшая Б. в судебном заседании показала, что 10 сентября 2009 года, около часа ночи, она со своим знакомым В., находясь в легкой степени алкогольного опьянения, шли 8-му кварталу. В. держа в руках принадлежащий ей сотовый телефон, марки «LG», слушал музыку. В районе магазина «Р.», она забрала у того телефон и положила в свою сумку. В этот момент к ним подбежали два парня, один был выше ростом, другой пониже, похож на подсудимого. Парень, который был выше ростом, ударил В., от чего тот упал на землю. Каких-либо угроз, требований парни не высказывали, но она поняла, что они хотят отнять её сумку, в которой был телефон. В связи с этим она пригнулась и прижала сумку к себе. Парни стали дергать за ручки сумки, пытаясь её вырвать, при этом парень, похожий на подсудимого нанес ей удар ногой в лицо, от чего она выпустила сумку из рук. После этого, парень, похожий на подсудимого схватил сумку, и они убежали. В тот же день она обратилась в милицию. В похищенной у неё сумке находились: паспорт и сберкнижка на её имя, ключи- все материальной ценности не представляющее, сотовый телефон, стоимостью 1000 рублей, деньги, стоимостью 1500 рублей. Всего ей причинен ущерб на общую сумму 2500 рублей. Данный ущерб ей не возмещен, желает взыскать его с подсудимого. Исковых требований о возмещении морального вреда заявлять не желает.

            Из показаний потерпевшего В. следует, что 10 сентября 2009 года, он со своей знакомой Б., находясь в состоянии  опьянения, шли по П. У него в руках был сотовый телефон, принадлежащий Б., марки «LG», с которого он слушал музыку. В районе детского сада «Р.», Б. забрала у него данный телефон и положила к себе в сумку. В этот момент к ним подошли два незнакомых парня, которых они видели в тот же день, ранее возле магазина. Кто-то из них сказал «Опять вы», при этом парень, который был выше ростом, неожиданно нанес ему удар рукой или ногой в лицо, от которого, он упал на землю. Затем парни подбежали к Б. и стали вырывать у неё сумку из рук. При этом они, каких либо угроз или требований не высказывали, делали все молча. Затем, парень, который был пониже ростом, нанес Б. удар ногой в лицо, от которого она упала. Парни вырвали сумку и убежали в сторону 7-го квартала. Исковых претензий к подсудимому он не имеет.

            Свидетель Б. показал в судебном заседании, что 9 сентября 2009 года, его мать Б. приобрела себе сотовый телефон, марки «LG». По этому поводу они собрались у них на квартире, пригласили в гости В. и выпили вина, после чего он лег спать, а мать с  В. ушла на улицу. Около часа ночи, 10 сентября 2009 года, они вернулись, и мать сообщила ему, что на  них напали двое незнакомых парней и забрали у неё сумку, при этом её ударили ногой по лицу. Один из нападавших был выше ростом, а другой пониже. На лице у матери был синяк. Со слов матери ему известно, что  в сумке находились документы, ключи. К. тоже рассказал, что ему нанесли удар  в лицо, от чего он упал и ударился о бордюр.                     

            Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля А.  по данному эпизоду показал, что свидетелей событий 10 сентября 2009 года, с участием потерпевших В и Б., он не являлся, на следствии оговорил подсудимого Д., под давлением сотрудников милиции.

            Из оглашенных в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля А. на предварительном следствии, по указанному эпизоду, следует, что в сентябре 2009 года, он находился совместно с Д. в 8 квартале Автозаводского района г. Тольятти, где они пили пиво. Там же к ним присоединился знакомый Д. по имени М. Когда они все вместе шли напротив магазина «Е.», Д. подошел  мужчине и женщине (В и Б.). Обращаясь к В., Д. спросил: «Ты что думал я тебя больше не найду?», после чего стал наносить тому удары по лицу и телу. Между Д. и В. завязалась обоюдная драка. Б. стала кричать, звать на помощь, М. её оттолкнул. В руках у Б. он видел в тот момент сумку темного цвета. Он не желал участвовать в конфликте и отошел к магазину «К.», что происходило далее, не видел. Минут через 10-ть к нему подошли Д. и М.. Д. сообщил ему, что отнял телефон и продемонстрировал телефон «LG», в корпусе черного цвета. При каких обстоятельствах у Д. оказался данный телефон ему не известно. М., насилия к потерпевшим не применял.

              Их заявления потерпевшей Б. от 10.03.09 года, следует, что она просит привлечь к уголовной ответственности неизвестных лиц, которые 10.09.09 года, около 2-х часов ночи, в районе дома № по  бульвару, открыто похитили её сумку, в которой находились: сотовый телефон, паспорт, сберегательная книжка, ключи, деньги, в сумме 1500 рублей (л.д.).

            Согласно протоколу осмотра места происшествия от 18.09.09 года, местом преступления является участок местности, расположенный у дома №  по  бульвару г. Тольятти (л.д.)

            Из собственноручных заявлений Д. от 12 и 13 февраля 2010 года, следует, что он  признался в совершении данного преступления, указав, что в начале сентября 2009 года, он с А.., находясь в районе дома №  по  бульвару г. Тольятти избили мужчину и женщину, забрав у последней сумку, в которой находились: сотовый телефон, паспорт и сберкнижка на имя данной женщины, ключи, деньги в сумме 150 рублей (л.д.)        

            По эпизоду от 15 сентября 2009 года, в отношении потерпевшей К. виновность подсудимого Д.  подтверждается следующими доказательствами:

              Из оглашенных в судебном заседании показаний Д. на предварительном следствии, допрошенного в качестве подозреваемого, следует, что в сентябре  2009 года, в период времени с  23 часов до 1 часа ночи, он, со своим знакомым А., находясь в 8 квартале Автозаводского района г. Тольятти, в районе ТЦ «К.», пил  пиво. Находясь в состоянии  алкогольного опьянения, увидел идущую по тротуару женщину (К.) которая так же была в состоянии опьянения. Заметив у К. сумку, он решил её похитить, в связи с чем, он подбежал к ней, и, схватившись за сумку, вырвал её из рук, после чего, убежал в сторону 7-го квартала. Насилия к К. он не применял. В сумке оказались косметичка, зеркало, ключи, пропуск. Денег в сумке не было. Данную сумку с имевшимися вещами, он выкинул в 7 квартале. Кроме того, подсудимый описал внешность потерпевшей и её одежду (л.д.)          

            Потерпевшая К. в судебном заседании показала, что 15 сентября 2009 года, около 1 часа ночи, она, шла по пр-ту С. между домами.  Позади неё шли девушка и парень. Данный парень  подбежал к ней, и, схватившись за ручки её сумки, висящей на плече, стал вырывать данную сумку. Она сопротивлялась, удерживая сумку за ручки. В результате, ручки сумки порвались и парень, завладев сумкой, убежал в сторону магазина «В.». В процессе нападения угроз требований к ней данный парень не высказывал, физического насилия не применял. Физическую боль она почувствовала уже после происшедшего. Так же у неё были телесные повреждения в виде ссадины на плече и гематомы. В похищенной у неё сумке находились: пропуск на А., косметичка розового цвета, ключи. Материальный ущерб она оценила в 600 рублей, он ей не возмещен, однако исковых требований к подсудимому, она заявлять не желает.

            Будучи допрошенным в судебном заседании, в качестве свидетеля – А., по данному эпизоду  показал, что в сентябре 2009 года, в вечернее время, он со своим знакомым Д., девушкой по имени И. или М., находясь в 8 квартале Автозаводского района г. Тольятти распивал спиртное. В процессе распития, Д. отлучался на какое-то время. Женскую сумку или чужых вещей он у Д. не видел.

            Так же А. пояснил, что на следствии оговорил Д. под воздействием сотрудников милиции.

            Из оглашенных в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля А. на предварительном следствии, по указанному эпизоду, следует, что в сентябре 2009 года, он совместно с Д., его знакомой девушкой по имени И. или М., находясь на площадке, за ТЦ «К.», распивали спиртное. В процессе распития, заметили идущую со стороны П. бульвара, вглубь квартала женщину (К.), которая так же находилась в состоянии опьянения. На правом плече у К. висела сумка. Д. сказал, что скоро вернется, и ушел, куда он не видел. Минут через 5-7 Д. вернулся, в руках у него ничего не было. На следующий день, Д. сообщил ему, что накануне отобрал у женщины сумку(л.д.).       

            Из заявления К. от 15.09.09 года следует, что она просит прилечь к уголовной ответственности неизвестное лицо, которое 15 сентября 2009 года, в период времени с 1 часа до 1 часа 30 минут, находясь у дома №  по П. бульвару, открыто похитило принадлежащее ей имущество, на сумму 200 рублей(л.д.).

            Согласно протоколу осмотра места происшествия от 15.09.09 года, местом преступления, является участок проезжей части внутриквартального проезда, расположенного в районе дома №  по П. бульвару г. Тольятти. На месте осмотра, обнаружены ручки от сумки черного цвета, с одной стороны которой имеются фрагменты ниток, а так же фрагмент металлического крепления от ручки сумки (л.д.).

            Из собственноручных заявлений Д. от 12 и 13 февраля 2010 года, следует, что он  признался в совершении данного преступления, указав, что в сентябре 2009 года, он, находясь с  А. в 8 квартале Автозаводского района г. Тольятти, в районе магазина «К.»,увидел идущую женщину средних лет, которая была в состоянии алкогольного опьянения. Подойдя к данной женщине, он вырвал у неё сумку черного цвета и убежал в сторону 7 квартала, где посмотрел содержимое сумки, в которой оказались: пропуск, косметичка, ключи. Данное имущество он выкинул там же(л.д.).   

            По эпизоду от 14 января 2010 года, в отношении потерпевшей Т.., виновность подсудимого Д. помимо признания им своей вины, подтверждается следующими доказательствами:

            Потерпевшая Т. в судебном заседании показала следующее: 13 января 2010 года, она находилась в гостях у Г., куда так же пришли незнакомые ей ранее Д. и А.. Все вместе они распивали спиртное. Около 12 часов ночи, спиртное закончилось. Денег ни у кого из присутствующих не было, в связи с чем, она предложила снять деньги с её банковской карточки. Совместно с А. и Д., она поехала к банкомату, расположенному, где она сняла со счета наличные деньги, в сумме 700 рублей. При этом она посмотрела состояние своего счета, на котором на тот момент находилась денежная сумма в размере 22 500 рублей. В процессе снятия ею денег, Д. находился рядом с банкоматом, видел ли он  состояние её счета, она  утверждать не может. На снятые ею деньги они купили спиртное, после чего вернулись в квартиру Г., где продолжили распивать спиртные напитки. Затем Г. и А. ушли спать, а Д. предложил ей съездить к банкомату и снять ещё деньги на выпивку. Первоначально она отказывалась, но Д. её уговорил и они вдвоем, остановив на улице машину, поехали к банкомату. Выходя из машины, она упала,  и не могла идти, на что Д. предложил передать ему карточку банка, заверив, что он снимет с её счета 500 рублей, и принесет ей чек. Она согласилась, передала Д. карточку  на свое имя и назвала пин-код, после чего, Д. пошел к банкомату. Примерно через 5-ть минут, он вернулся, передал ей деньги  в сумме 500 рублей и чек, на котором значился остаток суммы на счете 22000 рублей. После этого они заехали в магазин, купили продукты и вернулись в квартиру к Г., где и уснули. Когда она проснулась, Д. в квартире не было. Так же она обнаружила пропажу банковской карточки, в связи с чем, обратилась в милицию, однако, в этот же день нашла карточку в кармане шубы. Она проверила состояние своего счета, и обнаружила, что денег на счету нет. Примерно 17 января 2010 года она встретилась с Д., просила его отдать деньги, однако он, причастность к этому отрицал, и она обратилась в милицию. Ущерб в 22 000 рублей, для неё являлся значительным, поскольку она является инвалидом, не работает и живет на пособие в размере 7600 рублей. Ущерб ей не возмещен, в связи с чем, желает взыскать его с подсудимого.

            Свидетель А. в судебном заседании по данному эпизоду показал, что 13 января 2010 года, он совместно с Д., Т.  и другими незнакомыми ему людьми, находился в гостях у Г., где они распивали спиртное. Все были в состоянии алкогольного опьянения. Не следующее день от Т. он узнал, что Д. с помощью её банковской карточки, похитил со счета около 20 000 рублей.

            Из оглашенных показаний свидетеля А. на предварительном  следствии и подтвержденных им в суде следует, что 13 января 2010 года, он с Д., находясь в 7 квартале Автозаводского района г. Тольятти, распивали спиртное. Затем он встретил ранее знакомую девушку по имени Л. (Г.), которая пригласила их в гости. Дома у Г. находилась её знакомая по имени С. (Т.). Они все вместе стали распивать спиртное. Когда спиртное закончилось, Г., Т. и Д. поехали в магазин за спиртным, после чего вернулись, и они продолжили распивать спиртные напитки. Около 23- 23 часов 30 минут, он с Г. ушли спать, а Д. оставался в зале с Т. Ему известно, что Т. и Д.  ездили к банкомату, чтобы снять деньги с карточки Т., затем вернулись в квартиру к Г., где они опять продолжили выпивать. Когда он проснулся утром 14 января 2010 года, Д.  в квартире не было. Т.  заявила, что  у неё пропала банковская карточка, однако позднее она нашла её в кармане шубы. Примерно через 4-5 дней, он узнал от Т. и Г., что со счета Т.  пропали деньги(л.д.).

            Из оглашенных на основании ст. 281 УПК РФ, с  согласия сторон показаний свидетеля Г., следует, что 13 января 2010 года, к ней домой пришла ей подруга Т., с которой они стали  пить пиво. Затем она, пошла в магазин и по дороге познакомилась с двумя парнями ( А. и Д.), которых позвала к себе в гости. Вчетвером они стали распивать спиртное. Когда спиртное закончилось, Т. дала её свою банковскую карточку. По которой она сняла с банкомата, возле магазина «Е.» деньги, в сумме 500 рублей, на которые купила спиртного. Когда она проснулась на следующий день. Д. в квартире не было. Т. сказала, что у неё пропала банковская карточка, которая потом нашлась в кармане шубы. Примерно через неделю от Т. она узнала, что  с данной карточки были похищены деньги в сумме 22 000 рублей.         

            Из заявления гр. Т. от 18.01.10 года, следует, что она просит привлечь к уголовной ответственности парня по имени С., который 14 января 2010 года, тайно похитил с её банковской карточки, деньги, в сумме 22000 рублей (л.д.).

            Согласно протоколу выемки, у потерпевшей Т.  произведена выемка вещественного доказательства- карточки  на её имя(л.д.).

            Из протокола осмотра банковской карточки и постановления о приобщении её в качестве вещественного доказательства следует, что банковская карточка  на имя Т. осмотрена и приобщена в качестве доказательств по делу (л.д.).

            Согласно протоку осмотра места происшествия, местом преступления явился банкомат, расположенный к западу от отделения  С в г.  г. Тольятти (л.д.).

            Из протокола выемки следует, что в отделении С. произведена выемка видеозаписи с камер наблюдения, установленной на уличном банкомате (л.д.).

            Согласно протоколу осмотра предметов, произведен осмотр видеозаписи на диске с камеры наблюдения С.  за 14 января 2010 года, состоящей из двух папок. В первой папке три фрагмента изображения, на одном из которых видно, как потерпевшая Т. снимает с банкомата деньги. Во второй папке, видно, как к банкомату подходит мужчина, в котором Т. узнала Д., снимает с банкомата деньги, смотрит чек, второй раз вставляет карточку, считает деньги, вновь вставляет карточку, считает деньги, и снова вставляет карточку и считает деньги (л.д.).

            Из сообщения управляющего отделением С., следует, что по банковской карте, выпущенной на имя Т. 14 января 2010 года, проводились следующие операции: в 1 час 53 минуты, с банкомата  снята сумма в 500 рублей; в 1 час 54 минуты, сумма в 200 рублей; в 5 часов 49 минут, сумма в 5 000 рублей; в 5 часов 51 минуту, сумма в 7000 рублей; в 5 часов 52 минуты, сумма в 7000 рублей; в 5 часов 54 минуты, сумма в 3000 рублей (л.д.).

            Согласно собственноручного заявления Д. от 11.02.10 года, он признался в совершении данного преступления, указав, что 13 января 2010 года, обманным путем завладел карточкой С., после чего, снял деньги с данной карточки в сумме 21 000 рублей, которые потратил на собственные нужды.(л.д.).

            Кроме того, с целью проверки доводов подсудимого Д. об оказании на него в ходе следствия давления со стороны правоохранительных органов, в судебном заседании, по ходатайству государственного обвинителя были допрошены в качестве свидетелей: Ш. Ф., О., С.

            Так, свидетель Ш. показала, что являясь следователем  г. Тольятти проводила предварительное расследование по уголовному делу в отношении Д. Уголовное дело ей было передано для принятия к производству от следователя К. Как следовало из материалов дела. Д. обвинялся по двум эпизодом грабежей и в краже чужого имущества. Первоначально Д. свою вину по всем трем эпизодам обвинения признавал. Когда она предъявляла ему окончательное обвинение. Д. заявил, что вину признает частично, мотивов не пояснил и от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции РФ отказался. Допросы Д. она проводила в следственном изоляторе в присутствии  защитника. Каких либо жалоб на действия предыдущего следователя, оперативных сотрудников милиции, Дронов, ни в устной, ни в письменной форме не заявлял. О применении к нему физического насилия не сообщал. ОТ защитника Д. поступила жалоба на неправомерность содержания его подзащитного под стражей, однако, речи о каком либо насилии в отношении Д. в жалобе не было. Так же, до передачи ей дела в производство, она, находясь в ИВС,  непродолжительное время присутствовала при допросе Д. следователем К.  и видела, что показания записываются с его слов.

            Свидетель Ф. в судебном заседании показал, что являясь следователем  г. Тольятти, выносил постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Д. по ст. 158 УК РФ, и допрашивал его в качестве подозреваемого. Допрос производил в кабинете  в присутствии защитника. Д. добровольно дал показания об обстоятельствах совершения им хищения, а так же дал показания о совершении им двух эпизодов грабежей. В ходе допросов Д., каких либо жалоб, на действия сотрудников милиции не заявлял, о применении к нему физического насилия или моральном давлении не сообщал. Показания он записывал со слов подсудимого. По окончанию допроса, Д. знакомился с протоколом, каких-либо замечаний по изложенным обстоятельствам, не делал.                      

            Свидетель О. в судебном заседании показал, что являясь оперативным сотрудником ОМ, он 11 февраля 2010 года, по просьбе своего коллеги проводил в служебном кабинете опрос Д. по обстоятельствам совершения кражи и грабежей. Какого либо давления на Д. ни он, ни в его присутствии не оказывалось. Д. давал показания добровольно, подробно, все изложенное в объяснении, записывались со слов подсудимого. Оперативного сопровождения данного дела он не вел, и оснований добиваться от Д. признательных показаний,  у него не было.  

            Свидетель С. в судебном заседании показал, что являясь оперативным работником ОУР  г. Тольятти, в феврале 2010 года, находясь в кабинете, брал объяснения от Д., по обстоятельствам совершения кражи и двух грабежей. Объяснения Д. давал добровольно, подробно рассказывая о деталях совершенных им преступлений, описывал внешность потерпевших, их одежду. Физического или морального давления на Д. не оказывалось. На момент опроса Д., показаниями потерпевших по данному делу, он не располагал. Каких либо жалоб на действия сотрудников милиции, Д. не заявлял.       

            Таким образом, на основании приведенных выше согласующихся между собой доказательств, суд пришел к выводу о причастности подсудимого Д. к совершению всех трех изложенных в установочной части приговора преступлений.  

            Доводы подсудимого Д., изложенные в судебном заседании о его непричастности к совершению преступлений по эпизодам  от 10 сентября 2009 года(в отношении  потерпевших Б. В..), а так же по эпизоду от 15 сентября 2009 года,(в отношении потерпевшей К..), суд считает несостоятельными, поскольку в данной части, его показания являются противоречивыми, опровергаются совокупностью исследованных судом доказательств и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. 

            Так, в ходе предварительного следствия Д. вину по данным эпизодам признавал и подробно описывал обстоятельства совершения им указанных преступлений, которые согласуются с показаниями потерпевших Б., В., К, а так же доказательствами, содержащимися в материалах уголовного дела.

            При этом допрос Д., в ходе следствия, производился с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства, с участием защитника, с разъяснением процессуальных  прав. В частности, как следует из протокола допроса, подсудимому разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ, а так же то, что в случаи отказа от данных показаний, они могут использоваться в качестве доказательств, по данному делу.       

            Помимо этого, из содержания показаний подсудимого на предварительном следствии, следует, что он подробно и детально описывал произошедшие события, указывал на внешность  потерпевших, их одежду, рассказывал об обстоятельствах, которые не могли быть известны, проводившему допрос следователю и нашедших подтверждение в ходе последующей их проверке.   

            При таких обстоятельствах, показания подсудимого на предварительном следствии, являются допустимым доказательством по делу, и суд относит его в основу обвинения по эпизодам от 10 и 15 сентября 2009 года.

            Показания подсудимого в судебном заседании, в которых он отрицает своею причастность к совершению преступлений по вышеизложенным эпизодам, суд отвергает как недостоверные, считая, что они направлены на избежание уголовной ответственности за совершение данных преступлений.

            Вместе с тем, данные  доводы подсудимого проверялись в ходе судебного разбирательства, однако не нашли своего подтверждения, поскольку они опровергаются как первоначальными показаниями подсудимого в ходе следствия, так и совокупностью других исследованных доказательств.

            Версию подсудимого о самооговоре под воздействием недозволенных методов следствия, суд считает несостоятельной, вызванной стремлением подсудимого убедить суд в недопустимости его первоначальных  признательных показаний. Каких-либо оснований считать, что на подсудимого было оказано физическое или моральное давление, под воздействием которого он дал признательные показания, детально рассказав об обстоятельствах дела, у суда нет.

Данную версию подсудимого опровергают показания свидетелей: Ш., Ф., О., С., каждый из которых, показал, что какого-либо давления на подсудимого Д. в ходе проведения с ним оперативных или следственных мероприятий, не оказывалось, показания он давал добровольно, рассказывая об обстоятельствах не известных им на момент допроса или опроса. Жалоб на применение к нему физического или морального давления не заявлял. Телесных повреждений у подсудимого зафиксировано не было.

При этом ранее данные свидетели с подсудимым знакомы не были, работают в разных подразделениях, в связи с этим, суд считает, что оснований для оговора подсудимого у них нет.

            Кроме того, о причастности подсудимого к совершению данных преступлений, прямо свидетельствуют показания свидетеля А. на предварительном следствии, которые согласуются как с показаниями подсудимого, принятыми судом в основу обвинения, так и с показаниями потерпевших и свидетелей, по данным эпизодам.

            В судебном заседании, свидетель А. изменил свои показания, заявив, что оговорил подсудимого под воздействием  сотрудников милиции, однако данные показания, суд отвергает, считая, что они даны с целью оказания содействия подсудимому, с которым свидетель находился в приятельских отношениях и являются недостоверными.

            Данные показания А. опровергаются всей совокупностью исследованных доказательств. Кроме того, из самих показаний свидетеля, в ходе следствия, следует, что он детально описывал обстоятельства совершения Д. преступлений, которые согласуются с показаниями других лиц.   

            Доводы свидетеля о применении к нему давления со стороны правоохранительных органов являются голословными, и объективно не подтверждены. Жалоб на неправомерные действия сотрудников милиции, свидетель не заявлял, версия об оказании на него давления появилась только в суде.       

            Помимо изложенного о причастности подсудимого Д. к совершению преступления по эпизоду от 10 сентября 2009 года, свидетельствуют показания потерпевших: Б. и В., а так же свидетеля Б., а по эпизоду от 15 сентября 2009 года, показания потерпевшей К., которые по обстоятельствам рассматриваемых событий, согласуются с показаниями подсудимого Д. и свидетеля А. на предварительном следствии.

            Оснований подвергать сомнениям достоверность показаний вышеназванных лиц, у суда нет, поскольку их показания являются последовательными, согласуются между собой и соответствуют фактически установленным обстоятельствам.  

            Так же доводы указанных лиц о месте совершения преступлений, подтверждаются протоколами осмотров мест происшествий. При этом данные о месте совершения преступлений, изложенные подсудимым в ходе предварительного следствия идентичны показаниям потерпевших.  

            Также в основу обвинения подсудимого по вышеизложенным эпизодам, суд принимает его чистосердечные признания, оценивая их в качестве явок с повинной, считая данные доказательства  допустимыми и достоверным.      

            По эпизоду от 10 сентября 2009 года, органами следствия подсудимому был вменен квалифицирующий признак совершения грабежа, «группой лиц, по предварительному сговору», вместе с тем, суд считает, что  данный признак в ходе судебного рассмотрения дела, не нашел своего объективного доказательственного подтверждения и подлежит исключению из обвинения.      

            Как следует из положений Постановления Пленума ВС РФ № 29 от 27.12.02 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», при квалификации действий лиц, по признаку группой лиц по предварительному сговору, необходимо установить, что данный сговор состоялся непосредственно до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества.

            Данные обстоятельства по делу не установлены. Подсудимый Д. как в ходе следствия, так и в судебном заседании наличие данного сговора отрицает, утверждая, что умысел на хищение имущества Б.  у него возник в процессе драки с К. Второй соучастник преступления, следствием не установлен. Из показаний потерпевших по данному эпизоду, можно сделать вывод только о совместных действиях подсудимого и неустановленного лица, при этом, потерпевшие утверждают, что все события произошли спонтанно, до нанесения удара В. и в процессе своих действий, нападавшие каких либо требований имущественного характера, не высказывали, изъятие имущества осуществлял непосредственно Д.

  Других доказательств, свидетельствующих о наличии предварительного сговора на совершение хищения, не установлено, в возникшие сомнения, согласно положениям уголовно процессуального законодательства, должны трактоваться в пользу  подсудимого.

            Другой квалифицирующий признак грабежа, по данному эпизоду: «с применением насилия не опасного для жизни и здоровья», нашел свое доказательственное подтверждение, показаниями потерпевших: Б., В., а так же показаниями свидетеля Б. и показаниями в ходе следствия, свидетеля А., из совокупности которых следует, что в процессе изъятия имущества, подсудимый нанес Б. удар в лицо, что позволило ему вырвать у неё из рук сумку, и от данных действий у потерпевшей на лице был синяк.

            По эпизоду от 15 октября 2009 года, органами следствия подсудимому был инкриминирован квалифицирующий признак грабежа « с применением насилия не опасного для жизни и здоровья», однако суд считает, что он не нашел свое подтверждение в судебном заседании и так же подлежит исключению из обвинения.

            При этом суд учитывает, что сама потерпевшая в судебном заседании заявила, что какого либо насилия подсудимый к ней, в процессе изъятия сумку не применял, физическую боль она испытала после произошедшего, от того, что у неё остался синяк, от ручки сумки, которая висела на плече, и которую подсудимый изъял путем рывка. Показания потерпевшей о неприменении к ней насилия согласуются с показаниями подсудимого на предварительном следствии.    

            По эпизоду от 14 января 2010 года, причастность подсудимого к совершению преступления, помимо его показаний, в которых он признал свою вину в тайном хищении чужого имущества, полностью подтверждается совокупностью иных доказательств, а именно : показаниями потерпевшей Т., свидетелей А. и оглашенными показаниями свидетеля Г., а так же доказательствами, содержащимися в материалах уголовного дела и исследованных в суде.

            Оснований не доверять вышеуказанным доказательствам, которые согласуются между собой и соответствуют фактически установленным обстоятельствам дела, у суда нет.

            Помимо показаний  подсудимого, потерпевшей и свидетелей, о  причастности Д. к совершению данного преступления, объективно свидетельствуют: протокол осмотра видеозаписи с банкомата, на которой видно, как подсудимый в установленном месте и в установленное  время снимает посредством  банковской карточки деньги; сообщение с отделения  об операциях с банковской карточкой потерпевшей в день хищения. 

            Устанавливая размер причиненного потерпевшей Т. ущерба, суд в основу  обвинения принимает её показания о находившейся на её счету сумме денежных средств, в размере 22 000 рублей, так как оснований не доверять потерпевшей, у суда нет, кроме того,  её показания объективно подтверждаются  сообщением С.           

            Так же суд согласен с оценкой потерпевшей Т. о значительности причиненного ей материального  ущерба, исходя из размера ущерба, материального положения потерпевшей, учитывая , что она является инвалидом и получает пособие по инвалидности в размере 7500 рублей.     

             Давая правовую оценку действиям подсудимого, суд исходит из установленных приведенными выше доказательствами обстоятельств дела, согласно которым:

            По эпизоду от 10 сентября 2009 года, подсудимый Д., действуя противоправно, с корыстной целью, применив к потерпевшей Бикбулатовой насилие, не опасное для жизни и здоровья, с целью завладения имуществом, открыто завладел имуществом потерпевшей, которым распорядился по своему усмотрению, причинив материальный ущерб на сумму 2 500 рублей. По эпизоду от 15 сентября 2009 года, подсудимый, действуя противоправно, с корыстной целью, открыто завладел имуществом потерпевшей К, которым распорядился по своему усмотрению,  причинив ей материальный ущерб на сумму 600 рублей. По эпизоду от 14 января 2010 года, подсудимый, действуя противоправно, с корыстной целью, тайно изъял с банковского счета потерпевшей деньги, которыми распорядился по своему усмотрению, причинив потерпевшей Т., значительный  материальный ущерб.    

            При таких обстоятельствах, действия подсудимого Д.  по эпизоду от 10.09.09 года, в отношении потерпевших Б. и В., следует квалифицировать по ст. 161 ч. 2 п. «г» УК РФ, как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенный с применением насилия не опасного для жизни и здоровья. По эпизоду от 15 сентября 2009 года, в отношении потерпевшей К., действия подсудимого следует квалифицировать по ст. 161 ч. 1 УК РФ, как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества. По эпизоду от 14 января 2010 года, его действия следует квалифицировать по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ, как кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину.  

            Рассматривая вопрос об исковых требованиях потерпевшей Б. о взыскании причинного материального ущерба в размере 2500 рублей, а также потерпевшей Т. о взыскании причиненного ей материального ущерба в сумме 22000 рублей, суд считает, что данные требований являются обоснованными, размеры иска подтверждены фактически установленными обстоятельствами дела.

            При таких обстоятельствах, суд считает, что иски потерпевших следует удовлетворить в полном объеме, взыскав с подсудимого указные суммы денег в счет возмещения  причиненного в результате преступлений материального  ущерба.

            При решении вопроса о виде и размере наказания, суд принимает вор внимание характер, общественную опасность, степень тяжести совершенных преступлений, относящихся к категории средней и тяжких преступлений, обстоятельства их совершения, а так же личность  подсудимого, который по эпизоду от 14 января 2010 года вину признал, раскаялся в содеянном, на учете в  психоневрологическом диспансере не состоит, состоит на учете у нарколога с 1999 года, с диагнозом: «опийная наркомания», по месту содержания под стражей характеризуется удовлетворительно, ранее судим.        

            К обстоятельствам, смягчающим наказание подсудимого, в соответствии со ст. 61 УК РФ, суд, по каждому эпизоду, относит его чистосердечные признания, признавая их в качестве явок с повинной, поскольку они написаны по преступлениям, совершенных в условиях неочевидности.

            Обстоятельством, отягчающим наказание подсудимого, в соответствии со ст. 63 УК РФ является рецидив преступлений.

            С учетом всех изложенных обстоятельств, суд считает, что подсудимому Д.  необходимо назначить наказание только в виде реального лишения свободы, за каждое преступление (с учетом ст. 68 УК РФ), применив правила сложения наказаний по совокупности преступлений, полагая, что данный вид наказания,  будет соответствовать целям восстановления социальной справедливости и способствовать исправлению подсудимого.  

            Исключительных обстоятельств, для назначения наказания  с применением ст. 64 УК РФ, судом не установлено. 

            Дополнительных видов наказания, в виде штрафа, ограничения свободы, суд, с учетом обстоятельств дела, личности подсудимого, его материального положения,  считает возможным не применять.

            На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 307-309 УПК РФ, суд,-

 

ПРИГОВОРИЛ:

 

            Признать Д. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 161 ч. 2 п. «г» УК РФ ( по эпизоду от 10.09.09 года, в отношении потерпевших Б., В..), ст. 161 ч. 1 УК РФ( по эпизоду от 15.09.09 года, в отношении потерпевшей К.), ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ (по эпизоду от 14.01.10 года, в отношении потерпевшей Т.) и назначить наказание:

            по ст. 161 ч. 2 п. «г» УК РФ в виде 2 (двух) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы, без штрафа и ограничения свободы;

            по ст. 161 ч. 1 УК РФ в виде 1 (одного) года 6 (шести) месяцев лишения свободы, без ограничения свободы;

            по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ в виде 2 (двух) лет лишения свободы.

            В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения  назначенных наказаний, окончательно назначить Д. наказание в виде 3 (трех) лет лишения свободы, без штрафа и ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима.

            Меру пресечения осужденному– заключение под стражей, сохранить до вступления приговора в законную силу.

            Срок наказания  исчислять с 24 мая 2010 года.

            Зачесть в срок назначенного наказания время содержания осужденного под стражей, в период  с 13 февраля по 23 мая 2010 года.  

             Взыскать с Д.  в пользу Б. – 2 500 рублей, в счет возмещения причиненного материального ущерба, а так же взыскать с осужденного в пользу Т. 22 000 рублей, в счет возмещения причиненного материального ущерба.

            Вещественные доказательства- диск с видеозаписью, хранить с материалами уголовного дела, ручки от сумки потерпевшей, хранящиеся в камере хранения УВД  – уничтожить. 

            Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Самарский областной суд в течение 10-и суток с момента оглашения, а осужденным,  содержащимся под стражей в тот же срок с момента получения копии приговора.

В случаи подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом кассационной инстанции.

 

Судья Автозаводского районного суда

Г.Тольятти                                                                                                             И.Н. Пикалов  

     

           

опубликовано 18.09.2010 15:18 (МСК)