Arms
 
развернуть
 
445037, г. Тольятти, ул. Новый проезд, д. 4
445039, г. Тольятти, ул. Дзержинского, д. 17 "б"
Тел.: (8-8482) 35-22-32 (угол.), (8-8482) 31-44-25 (гр.)
avtozavodsky.sam@sudrf.ru
схема проезда
445037, г. Тольятти, ул. Новый проезд, д. 4; 445039, г. Тольятти, ул. Дзержинского, д. 17 "б"Тел.: (8-8482) 35-22-32 (угол.), (8-8482) 31-44-25 (гр.)avtozavodsky.sam@sudrf.ru
 
Съезд судей


ДОКУМЕНТЫ СУДА
Надзорная практика Самарского областного суда за 2006г

ОБЗОР
НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ
ПРЕЗИДИУМА САМАРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
ЗА АВГУСТ - ДЕКАБРЬ 2006 ГОДА

В соответствии с п. 3 ст. 39 СК РФ общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/497 от 28.09.2006)
Решением Промышленного районного суда г. Самары от 08.12.2005 исковые требования Г. к З. о взыскании долга по договору займа были удовлетворены полностью.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.
Г. обратился в суд с иском к З. о взыскании долга по договору займа, указав в заявлении, что 01.10.2000 между ним и ответчицей был заключен договор займа на сумму 10 000 долларов США. По условиям договора ответчица обязалась возвратить эту сумму по первому требованию, что подтверждается распиской З. По его требованию 21.04.2001 ответчица передала ему 3 000 долларов США, а оставшуюся часть долга не возвратила до настоящего времени. Г. просил взыскать с З. оставшуюся часть долга в размере 7 000 долларов США и проценты за пользование заемными средствами за период с 15.11.2002 по 15.11.2005 в сумме 74 695,80 руб., а всего просил взыскать в его пользу 273 915,80 руб.
З-в обратился с надзорной жалобой, указав, что З. является его бывшей супругой, однако к участию в деле он привлечен не был. О состоявшемся решении суда о взыскании с З. суммы долга узнал только в процессе рассмотрения дела о разделе имущества между ним и З., поскольку З. заявила встречные требования о признании указанного долга общим.
В соответствии с п. 3 ст. 39 СК РФ общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.
Суд, удовлетворив исковые требования Г., тем самым в силу ст. 39 СК РФ разрешил вопрос о правах и обязанностях З-ва, не привлеченного к участию в деле, что в силу ст. ст. 362, 364 ГПК РФ является основанием для отмены судебного постановления.
Решение Промышленного районного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же районный суд.

2. В соответствии с пунктом 1 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/501 от 28.09.2006)
Решением мирового судьи судебного участка N 28 Центрального района г. Тольятти Самарской области от 10.04.2006 исковые требования Н. были удовлетворены частично - в его пользу с ООО "Росгосстрах Поволжье" взыскано 765 руб. - расходы на оплату ремонта КПП, 2 905 руб. - расходы на оплату экспертизы, а также в счет возмещения расходов на оплату госпошлины - 712 руб. и на оплату услуг представителя - 500 руб.
В апелляционном порядке дело не рассматривалось. Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.
Н. обратился в суд с иском к ООО "Росгосстрах Поволжье" о взыскании страхового возмещения, ссылаясь на то, что по вине Х. 13.10.2005 произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого его автомобилю причинены технические повреждения. Автогражданская ответственность Х. застрахована в ООО "Росгосстрах Поволжье".
Согласно акту осмотра поврежденного транспортного средства, проведенного страховщиком, а также представленным Бюро автотехнической оценочной экспертизы ОАО "Автоцентр Тольятти ВАЗ" отчетам, причиненный Н. материальный ущерб составляет 78 815,45 руб. (в том числе утрата товарной стоимости - 163 665,44 руб.), однако ответчик произвел выплату страхового возмещения в сумме 58 780,01 руб., из которой 58 280,01 руб. - стоимость восстановительного ремонта автомобиля и 500 руб. - за проведение экспертизы ущерба.
Разрешая спор, суд исходил из того, что утрата товарной стоимости относится к упущенной выгоде и потому в силу пункта 2, подпункта "б" пункта 9 Правил обязательного страхования автогражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 N 263, возмещению страховщиком не подлежит.
Между тем в соответствии с пунктом 1 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Согласно пункту 2 статьи 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта.
Из вышеизложенного следует, что утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля, поскольку уменьшение его потребительской стоимости нарушает права владельца транспортного средства. Данное нарушенное право может быть восстановлено путем выплаты денежной компенсации. Владелец вправе заявлять требования о взыскании такой компенсации, так как его права нарушены самим фактом дорожно-транспортного происшествия.
В соответствии со статьей 5 Федерального закона от 25 апреля 2002 года "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 мая 2003 года были утверждены Правила обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.
Согласно подпункту "а" пункта 60 вышеназванных Правил при причинении вреда имуществу потерпевшего возмещению в пределах страховой суммы подлежит реальный ущерб.
Таким образом, поскольку утрата товарной стоимости транспортного средства относится к реальному ущербу, она подлежит взысканию со страховой организации по договору обязательного страхования гражданской ответственности в пределах страховой суммы, установленной Федеральным законом "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств". В случае, если страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, разница между страховым возмещением и фактическим размером ущерба может быть взыскана в силу статей 1064 и 1072 ГК РФ с причинителя вреда.
Отказывая в удовлетворении исковых требований Н. о взыскании с ответчика процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами, мировой судья указал, что в соответствии со ст. 395 ГК РФ проценты за незаконное пользование чужими денежными средствами выплачиваются только вследствие их неправомерного удержания.
Между тем этот вывод суда основан на неправильном применении закона.
Пунктом 1 статьи 929 ГК РФ предусмотрено, что по договору имущественного страхования страховщик обязуется при наступлении страхового случая возместить причиненные вследствие этого события убытки (выплатить страховое возмещение).
Таким образом, обязательство страховщика по выплате страхового возмещения возникает из договора страхования и не является ответственностью за убытки, причиненные в результате страхового случая. После вступления договора страхования в силу у страховщика возникает собственное обязательство выплатить при наступлении страхового случая определенную денежную сумму в порядке, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре.
За просрочку исполнения денежных обязательств согласно статье 395 ГК РФ начисляются проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом или договором.
Решение мирового судьи отменено, дело направлено на новое рассмотрение тому же мировому судье.

3. В силу ст. 3 Федерального закона "Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" N 125-ФЗ застрахованный - это не только "физическое лицо, подлежащее обязательному социальному страхованию...", но и "физическое лицо, получившее повреждение здоровья вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, подтвержденное в установленном порядке и повлекшее утрату профессиональной трудоспособности".
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/442 от 07.08.2006)
Решением Сызранского городского суда Самарской области от 05.10.2005 в иске Самарскому региональному отделению ФСС РФ о признании случая заболевания нестраховым, признании акта расследования профессионального заболевания недействительным и др. было отказано, исковые требования Б. были удовлетворены частично. С ЗАО "Сызранская мебельная фабрика" взыскана задолженность по ежемесячным страховым выплатам, пеня, единовременная страховая выплата, расходы на оплату услуг представителя, расходы по обследованию Б. в Самарском областном центре профпатологии, расходы на проведение судебно-медицинской экспертизы, транспортные расходы по поездке Б. в НИИ медицины труда РАМН, транспортные расходы представителей истицы и специалиста, расходы на приобретение медицинских препаратов, компенсация морального вреда в размере 50 000 руб., а всего 208 700,67 руб. С Самарского регионального отделения ФСС РФ в пользу Б. взысканы ежемесячные страховые выплаты с 01.09.2005 и пожизненно с последующим их изменением в соответствии с законодательством РФ, единовременно задолженность по ежемесячным страховым выплатам за период с 06.01.2000 по 31.08.2005, пеня за период с 31.01.2003 по 01.09.2005 в сумме 300 000 руб., транспортные расходы представителей истицы, а всего 441 224,96 руб.
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда решение в части взыскания пеней и компенсации морального вреда было изменено - размер взыскиваемых пеней уменьшен до 78 609,78 руб., размер компенсации морального вреда уменьшен до 25 000 руб., решение суда первой инстанции в части взыскания транспортных расходов представителей истицы и специалиста и расходов на приобретение медицинских препаратов отменено с постановлением в этой части нового решения об отказе в удовлетворении этих исковых требований, в остальной части решение суда оставлено без изменения.
Президиум Самарского областного суда решение от 05.10.2005 и определение Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 20.02.2006 отменил, указав следующее.
Б. обратилась в суд с иском к ЗАО "Сызранская мебельная фабрика" о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья.
В заявлении указала, что в период ее работы с 1965 по 1994 г. на Сызранской мебельной фабрике в должности отделочницы она повредила здоровье, в связи с чем в результате обследования, пройденного ею с 09.07.1998 по 04.08.1998 в областном центре профпатологии, у нее было установлено профессиональное заболевание. Заключением ВТЭК от 20.08.1998 N 1942 у нее установлена утрата профессиональной трудоспособности на 40% без дальнейшего переосвидетельствования.
Свои исковые требования Б. неоднократно уточняла и дополняла и в результате просила взыскать с ЗАО "Сызранская мебельная фабрика" ежемесячные страховые выплаты, единовременное пособие, пеню, стоимость путевок на санаторно-курортное лечение за период 1998 - 2002 гг., компенсацию морального вреда в размере 100 тыс. руб., расходы на оплату услуг адвоката.
Решением Сызранского городского суда от 17.12.2002 в иске Б. было отказано.
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 03.03.2003 решение суда первой инстанции было отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.
При новом рассмотрении дела к участию в деле в качестве второго ответчика было привлечено Самарское региональное отделение Фонда социального страхования РФ.
Самарское региональное отделение ФСС РФ обратилось в суд с встречным иском к Б. и Самарскому областному центру профпатологии о признании заключения центра профпатологии от 04.08.1998 недействительным, признании заболевания, не связанным с производством, признании случая заболевания нестраховым, признании акта расследования профессионального заболевания недействительным.
В обоснование своих исковых требований Самарское региональное отделение ФСС РФ указало, что Б. была уволена с Сызранской мебельной фабрики 01.03.1994 по сокращению штатов, когда ей было 57 лет и она являлось пенсионером по возрасту. Профессиональное заболевание у Б. и утрата ею профессиональной трудоспособности на 40% были установлены в августе 1998 г., когда Б. уже не состояла в трудовых отношениях и не являлась застрахованным лицом. Акт о профессиональном заболевании в отношении Б. составлен 12.10.1998, то есть также после ее выхода на пенсию, и, кроме того, степень утраты Б. профессиональной трудоспособности установлена ранее при отсутствии акта расследования профзаболевания.
Однако в силу ст. 3 названного 125-ФЗ застрахованный - это не только "физическое лицо, подлежащее обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в соответствии с положениями пункта 1 статьи 5 данного Федерального закона", но и "физическое лицо, получившее повреждение здоровья вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, подтвержденное в установленном порядке и повлекшее утрату профессиональной трудоспособности".
Кроме того, в соответствии со ст. 28 того же Федерального закона "лицам, получившим до вступления в силу настоящего Федерального закона увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей и подтвержденные в установленном порядке, а также лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, обеспечение по страхованию производится страховщиком в соответствии с настоящим Федеральным законом независимо от сроков получения увечья, профессионального заболевания либо иного повреждения здоровья".
В соответствии со ст. 15 того же Закона застрахованный, его доверенное лицо или лицо, имеющее право на получение страховых выплат, вправе обратиться к страховщику с заявлением на получение обеспечения по страхованию независимо от срока давности страхового случая.
Федеральный закон N 125-ФЗ от 24.07.1998 "Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" вступил в законную силу 06.01.2000 - следовательно, Б. и получила профессиональное заболевание, и установлено оно у нее было до вступления указанного закона в силу.
Доводы Самарского регионального отделения ФСС РФ о том, что в материалах дела имеются два взаимоисключающих заключения экспертов - НИИ медицины труда РАМН от 16.02.2001, согласно которому заболевание Б. признано общим, и Бюро судебно-медицинской экспертизы от 24.09.2003, согласно которому заболевание является профессиональным, также несостоятельны.
В силу ст. 80 ГПК РФ в определении суда о назначении экспертизы должно быть указано, что за дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения об ответственности, предусмотренной УК РФ.
Между тем специалисты НИИ медицины труда РАМН, давшие первое заключение, судом об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения предупреждены не были, вследствие чего их заключение не может являться доказательством по делу и потому оно (заключение) правомерно не было принято судом во внимание.
Кроме того, в заключении НИИ медицины труда РАМН не исключена хроническая интоксикация организма Б. органическими растворителями и установленный в 1998 г. Б. Самарским областным центром профпатологии диагноз профзаболевания специалистами НИИ медицины труда РАМН не отменен, что подтверждается отсутствием экстренного извещения об отмене указанного диагноза.
Вместе с тем судом неправильно исчислен размер ежемесячных страховых выплат.
Определяя размер ежемесячных страховых выплат в пользу Б., суд руководствовался ч. 3 ст. 11 Правил возмещения вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденных Постановлением Верховного совета РФ от 24.12.1992 N 4214-1.
Между тем суд не принял во внимание, что указанные "Правила возмещения вреда..." утратили силу в соответствии с ФЗ N 125-ФЗ от 24.07.1998 и потому, разрешая спор в 2005 г., суд не вправе был применять этот нормативный акт.
Пункт 10 статьи 12 ФЗ от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" устанавливает, что суммы заработка, из которого исчисляется ежемесячная страховая выплата, увеличиваются в порядке, установленном законодательством РФ.
Действующий до настоящего времени в редакции законов от 24.11.1995 N 180-ФЗ и от 24.07.1998 N 125-ФЗ пункт 2 Постановления ВС РФ от 24.12.1992 N 4214-1 "Об утверждении Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья...." предусматривает, что в связи с повышением стоимости жизни и изменениями в уровне номинальной оплаты труда заработок, из которого исчислен размер возмещения, увеличивается: для возмещения вреда, определенного в 1971 году и ранее, - в 11,2 раза; в 1972 году - в 10,9; в 1973 году - в 10,6; в 1974 году - в 10,3; в 1975 году - в 10,0; в 1976 году - в 9,7; в 1977 году - в 9,4; в 1978 году - в 9,1; в 1979 году - в 8,8; в 1980 году - в 8,5; в 1981 году - в 8,2; в 1982 году - в 7,9; в 1983 году - в 7,6; в 1984 году - в 7,3; в 1985 году - в 7,0; в 1986 году - в 6,7; в 1987 году - в 6,4; в 1988 году - в 6,1; в 1989 году - в 5,8; в 1990 году - в 5,5; в 1991 году - в 4,3 раза (в ред. Федерального закона от 24.11.1995 N 180-ФЗ).
Суммы заработка, из которого исчисляются суммы возмещения вреда, рассчитанные с учетом коэффициентов, указанных в настоящем пункте, увеличиваются по увечьям, иным повреждениям здоровья, полученным до 1 января 1991 года, - в шесть раз, с 1 января 1991 года до 31 января 1993 года, - в три раза.
Применение каких-либо других повышающих коэффициентов к заработку, из которого исчисляется размер возмещения вреда здоровью, действующее законодательство не предусматривает.
Решение и определение отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции.

4. В силу ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с иском в защиту интересов муниципального образования.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/442 от 17.08.2006)
Определением мирового судьи судебного участка N 5 Железнодорожного района г. Самары от 27.06.2005 прокурору в принятии заявления в интересах муниципального образования о выдаче судебного приказа о взыскании с С. суммы неуплаченного налога на имущество физических лиц было отказано.
Апелляционным определением Железнодорожного районного суда г. Самары от 20.10.2005 определение мирового судьи оставлено без изменения.
Президиум Самарского областного суда определение Железнодорожного районного суда отменил, указав следующее.
Прокурор Железнодорожного района г. Самары обратился к мировому судье с заявлением в интересах муниципального образования о выдаче судебного приказа о взыскании с С. суммы неуплаченного налога на имущество физических лиц за 2004 г. в размере 205,69 руб. и пени в сумме 11,59 руб., а всего 217,28 руб. В заявлении прокурор указал, что согласно сведениям филиала ФГУП "Ростехинвентаризация" С. имеет в собственности 1/3 доли жилого дома, расположенного по адресу: г. Самара, ул. Рубероидная, 19, и потому в силу п. 9 ст. 5 Закона РФ "О налогах на имущество физических лиц" от 09.12.1991 С. обязан уплачивать налог на имущество физических лиц, однако от его уплаты за 2004 г. С. уклонился.
Отказывая прокурору в принятии заявления о вынесении судебного приказа, мировой судья, руководствуясь положениями ч. 1 ст. 125 и п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, пришел к выводу о том, что заявление подано в защиту интересов другого лица государственным органом, которому законом такое право не предоставлено.
Между тем вывод мирового судьи не основан на законе.
В соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов РФ, субъектов РФ, муниципальных образований.

КонсультантПлюс: примечание.
В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду статья 15 Налогового кодекса РФ, а не статья 14 Налогового кодекса РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 3 Закона РФ "О налогах на имущество физических лиц", ст. 14 НК РФ налог на имущество физических лиц относится к местным налогам и является одним из источников формирования местного бюджета, поэтому неисполнение налогоплательщиками требований действующего законодательства по уплате этого налога нарушает интересы муниципального образования, в защиту интересов которого прокурор вправе обратиться в суд.
Допущенные мировым судьей нарушения норм материального и процессуального права судом второй инстанции устранены не были.
Апелляционное определение Железнодорожного районного суда отменено, материал по заявлению прокурора о выдаче судебного приказа направлен на новое апелляционное рассмотрение.

5. В соответствии с Постановлением Конституционного суда РФ от 20 февраля 2006 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности положения статьи 336 Гражданского процессуального кодекса РФ..." заинтересованные лица, не участвовавшие в деле, также не лишены права обратиться в суд, если принятым судебным актом нарушаются их права и законные интересы.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/354 от 29.06.2006)
Определением Промышленного районного суда г. Самары от 9 декабря 2005 г. в удовлетворении заявления М. об отмене определения Промышленного районного суда от 20.08.2003 о наложении ареста на дачный участок отказано.
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 31 января 2006 г. определение районного суда оставлено без изменения.
Президиум Самарского областного суда определение районного суда и Судебной коллегии отменил, указав следующее.
В 2003 г. П. обратился в суд к Л. о взыскании долга, ссылаясь на то, что в течение 2000 - 2001 гг. ответчик неоднократно по распискам брал у него деньги в долг, всего сумма займа составляет 465 000 руб.
Определением Промышленного районного суда от 20 августа 2003 года наложен арест на принадлежащий Л. дачный участок с постройками, расположенный в Красноярском районе, п. Волжский, садово-дачное товарищество "Жигулевские сады".
Решением Промышленного районного суда г. Самары от 30.10.2003 иск П. удовлетворен.
Данное решение оставлено без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда 09.12.2003.
В 2005 г. М. обратилась в Промышленный районный суд с заявлением об отмене определения суда о наложении ареста на дачный участок.
Из материалов дела видно, что 7 мая 2003 года М. приобрела у Л. земельный участок с садовым домом за 777 500 руб. Зарегистрировать договор купли-продажи не смогли из-за отсутствия полного пакета документов. С мая 2003 г. она с мужем пользовалась домом и землей, произвели ремонт дома, Л. подготовил документы для регистрации договора купли-продажи в Регистрационной палате, но сделать это не смог, т.к. скончался.
Указывая на данные обстоятельства, М. обратилась в суд с иском к Л-й об исключении из наследственной массы после смерти Л. спорного земельного участка с садовым домом и просила суд признать за ней право собственности на указанные объекты.
Решением Красноярского районного суда от 30 августа 2005 года иск М. удовлетворен, земельный участок с садовым домом, расположенный в Красноярском районе, п. Волжский, СДТ "Жигулевские сады", исключен из наследственной массы после умершего Л., за М. признано право собственности на этот земельный участок с садовым домом. Решение суда вступило в законную силу.
В то же время в удовлетворении заявления М. о снятии ареста со спорного земельного участка было отказано, т.к., по мнению суда, М. не является стороной по делу, поэтому не может обжаловать судебные постановления, принятые в рамках данного дела. Суд кассационной инстанции согласился с данным выводом.
Однако в соответствии с Постановлением Конституционного суда РФ от 20 февраля 2006 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности положения статьи 336 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с жалобами граждан И., Н. и ОАО "Нижнекамскнефтехим" заинтересованные лица, не участвовавшие в деле, также не лишены права обратиться в суд, если принятым судебным актом нарушаются их права и законные интересы.
М. указывает, что она является заинтересованным лицом, поскольку она является собственницей арестованного земельного участка с садовым домом и принятая мера обеспечения иска препятствует ей в реализации своего права собственника, до настоящего времени она не может зарегистрировать право собственности из-за наложенного ареста.
Кроме того, решением Ленинского районного суда г. Самары от 10 марта 2006 года П. отказано в удовлетворении исковых требований к Л-й, Л., Комитету по управлению муниципальной собственностью по Красноярскому району о взыскании в счет долга имущества наследодателя. Данное решение вступило в законную силу 21.03.2006.
С учетом изложенного судебные постановления об отказе в отмене мер обеспечения иска и снятии ареста являются неправильными и подлежат отмене.
Определение Промышленного районного суда г. Самары от 9 декабря 2005 года и определение Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 31 января 2006 года отменено, дело направлено на новое рассмотрение в Промышленный районный суд г. Самары.

6. В соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/504 от 28.09.2006)
Решением Промышленного районного суда г. Самары от 01.08.2005 за К. признано право собственности на квартиру N 51 в доме N 14/6 по ул. Вятской в г. Самаре.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
Определением того же суда от 07.02.2006 решение суда от 01.08.2005 разъяснено и указано на то, что за К. признано право собственности на квартиру N 51 в доме N 14/6 по ул. Вятской в г. Самаре общей площадью 35,7 кв. м, жилой площадью 19,9 кв. м.
В кассационном порядке данное определение не обжаловалось.
Президиум Самарского областного суда решение и определение районного суда отменил, указав следующее.
К. обратилась в суд с иском к ООО "Кросс" о признании права собственности на однокомнатную квартиру по адресу: г. Самара, ул. Вятская, д. 14/6, кв. 51, указав, что 04.06.2001 между ней и ООО "Кросс" был заключен договор N 51 о долевом участии в строительстве жилого дома в г. Самаре по ул. Рыльской, 7 (в настоящее время - ул. Вятская, 14/6). Оплату по договору она произвела в полном объеме, однако ответчик, несмотря на завершение строительства дома и принятие его в эксплуатацию, не передает необходимый пакет документов для регистрации объекта недвижимости в Регистрационную палату из-за наличия финансового спора с ОАО "Самарский сталелитейный завод".
Ссылаясь на то, что в результате действий ответчика она лишена возможности зарегистрировать право собственности на квартиру, К. просила суд признать за ней право собственности на квартиру N 51 в доме N 14/6 по ул. Вятской в г. Самаре.
В соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
Удовлетворяя требования К., суд руководствовался положением ст. 218 ГК РФ и при этом признал установленным, что 04.06.2001 между истицей и ООО "Кросс" был заключен договор N 51 о долевом участии в строительстве жилья, по которому свои обязательства об оплате стоимости однокомнатной квартиры N 51, расположенной на 1-м этаже в доме N 7 по ул. Рыльской в г. Самаре, она выполнила, тогда как дом в эксплуатацию не сдан.
Между тем в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ судом не были приняты меры к установлению всех обстоятельств, имеющих значение для дела.
В надзорной жалобе А. указывает на то, что имеющийся в деле договор долевого участия от 04.06.2001 не соответствует фактическим обстоятельствам, поскольку первоначально договор был заключен от имени его жены - А-й и оплата по договору производилась из их общих средств.
К жалобе приложен договор о долевом участии в строительстве от 04.06.2001, заключенный на имя А-й.
Кроме того, 04.06.2001 договор от имени К. не мог быть заключен, поскольку она в это время носила фамилию А-я и стала К. в 2003 г. в связи с браком.
Как следует из материалов дела, договор от 04.06.2001 на имя К. содержит указание на данные паспорта, выданного К. 28.03.2003, что подтверждает доводы А. в указанной части.
Между тем названные несоответствия в договоре долевого участия в строительстве от 04.06.2001 на имя К. судом оставлены без внимания, тогда как имели значение для дела.
Переоформление А-й впоследствии договора на имя своей дочери от первого брака - К-й И.Г., как указывает А. в надзорной жалобе, было произведено незаконно, в ущерб его правам и интересам, поэтому данный договор им оспорен в судебном порядке.
При новом рассмотрении дела суду следует привлечь к участию в деле А., а также обсудить вопрос об объединении настоящего дела с делом по иску А. к К-м, ООО "Кросс" о признании частично недействительными договоров о долевом участии в строительстве квартиры и нежилого помещения, также находящегося в производстве Промышленного районного суда.
Решение и определение Промышленного районного суда г. Самары отменены, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

7. В соответствии с п. 9 ст. 78 Налогового кодекса РФ возврат суммы излишне уплаченного налога производится за счет средств бюджета (внебюджетного фонда), в который произошла переплата.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/439 от 17.08.2006)
Апелляционным решением Сызранского городского суда от 04.05.2005 МРИ ФНС РФ N 3 по Самарской области обязана выплатить В. излишне уплаченную сумму 1 800 руб. (1 200 руб. - на страховую часть пенсии и 600 руб. - на накопительную часть пенсии) из средств ПФР Сызранского района.
Президиум Самарского областного суда решение изменил, указав следующее.
В. обратилась к мировому судье с иском к УПФ РФ в г. Сызрани о возврате ей 3 600 руб., ссылаясь на то, что 25.05.2004 она перечислила через отделение связи фиксированный платеж на страховую часть пенсии 2 400 руб. и фиксированный платеж на накопительную часть пенсии 1 200 руб. на счет ГУ-УПФ РФ в Сызранском районе, но по вине кассира платежи перечислены на счет УПФ РФ в г. Сызрани.
К участию в деле привлечены в качестве ответчиков УПФ РФ в Сызранском районе и МРИ ФНС РФ N 3 по Самарской области.
Решением мирового судьи судебного участка N 6 г. Сызрани от 25.03.2005 УПФ РФ в Сызранском районе Самарской области обязано выплатить В. излишне уплаченные страховые взносы в сумме 1 800 руб.
Отменяя решение мирового судьи и вынося новое решение, суд апелляционной инстанции с учетом положений ст. 78 НК РФ пришел к правильному выводу о том, что обязанность по возврату истице излишне уплаченных страховых взносов должна быть возложена на налоговый орган, в данном случае МРИ ФНС N 3 по Самарской области.
Вместе с тем, указывая на то, что излишне уплаченная сумма страхового взноса на обязательное пенсионное страхование подлежит выплате из средств ПФР Сызранского района, суд апелляционной инстанции не учел, что финансирование управления осуществляется отделением ПФ РФ по Самарской области только на его содержание, на иные цели финансирование не производилось и не производится.
Согласно ст. 3 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, обеспечивающие право гражданина на получение пенсии по обязательному пенсионному страхованию, уплачиваются в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации.
В соответствии с п. 9 ст. 78 Налогового кодекса РФ возврат суммы излишне уплаченного налога производится за счет средств бюджета (внебюджетного фонда), в который произошла переплата.
В связи с чем суммы излишне уплаченного страхового взноса на обязательное пенсионное страхование подлежат возврату за счет средств бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации, а не из средств ПФР Сызранского района, как указано судом апелляционной инстанции в резолютивной части решения.
Президиум Самарского областного суда постановил - апелляционное решение Сызранского городского суда изменить, изложив его резолютивную часть в следующей редакции: "Решение мирового судьи судебного участка N 6 гор. Сызрани от 25.03.2005 отменить, а апелляционную жалобу ГУ УПФ РФ в Сызранском районе удовлетворить, постановить новое решение.
Обязать МРИ ФНС N 3 по Самарской области возвратить В. излишне уплаченную ею в Пенсионный фонд Российской Федерации сумму страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в размере 1 800 рублей (1 200 рублей - на страховую часть пенсии и 600 рублей - на накопительную часть пенсии)".

8. В силу ч. 1 ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем ему помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/493 от 21.09.2006)
Решением Самарского районного суда г. Самары от 07.02.2005 иск Д. о взыскании суммы долга по договору займа удовлетворен частично. С А. в пользу Д. взыскана сумма основного долга и проценты, всего 245 700 руб. Комната в коммунальной квартире N 17 дома 15/59 по ул. Чапаевской г. Самары разделена между А. и А-й, за каждым из ответчиков признано право собственности. Обращено взыскание долга А. на принадлежащую ему долю жилого помещения в коммунальной квартире с предложением остальным участникам общей собственности приобрести его долю по цене соразмерной рыночной стоимости, а в случае отказа участников общей собственности предписано обратить взыскание на его долю путем продажи ее с публичных торгов.
Определениями этого же суда от 09.06.2005 и от 26.12.2005 по заявлениям судебных приставов-исполнителей разъяснено решение суда в части, касающейся раздела жилого помещения и обращения взыскания на долю должника в этом помещении.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
Президиум Самарского областного суда решение в части отменил, указав следующее.
Д. обратился в суд с иском к А. и А-й о взыскании суммы долга договору займа, указав, что 05.05.2004 А. по расписке взял у него в долг 3 000 долларов США, что в рублевом эквиваленте составило 87 000 руб., с ежемесячной выплатой 5% процентов за пользование займом. Ссылаясь на то, что ответчик не возвратил сумму долга в установленный договором срок (до 05.08.2004), истец просил взыскать с ответчика сумму займа в размере 87 000 руб., 8 700 руб. - в счет выплаты процентов, предусмотренных договором, а также 1 215 390 руб. - процентов в двойном размере за период с 05.07.2004 по 05.02.2005, всего просил взыскать 1 311 090 руб.
Кроме того, истец, ссылаясь на то, что в собственности А-х имеется комната в коммунальной квартире N 17 д. 14/59 по ул. Чапаевской г. Самары, просил разделить ее между А-й и А. в равных долях и произвести взыскание долга с А. в счет принадлежащей ему доли в комнате.
Учитывая, что ответчик в установленный договором срок, не возвратил сумму долга, у суда имелись основания для взыскания с А. в пользу Д. суммы долга и процентов, предусмотренных договором займа.
Из материалов дела также следует, что А-а является собственником 72/250 доли в коммунальной квартире N 17 дома 14/59 по ул. Чапаевской в г. Самаре в виде комнаты общей площадью 36,6 кв. м.
Удовлетворяя требования Д. в части обращения взыскания долга А на имущество, суд применил ст. 34 СК РФ, ст. 256 ГК РФ и произвел раздел этой комнаты между супругами А-ми. При этом признал за А-ми доли в праве собственности, после чего со ссылкой на ст. 255 ГК РФ обратил взыскание долга А. на его долю в праве общей совместной собственности.
Между тем, установив обстоятельства, имеющие значение для дела, суд не располагал соответствующими доказательствами, что является существенным нарушением норм процессуального права (ст. 362 ГПК РФ).
Так, удовлетворяя требования истца о разделе комнаты как совместно нажитого А-ми имущества, суд не располагал данными о том, является ли эта комната совместной собственностью супругов А-х или она была приобретена на личные сбережения А-й. Этот довод А-й нуждается в проверке, поскольку имеет значение для правильного разрешения спора.
Кроме того, обращая взыскание долга А. на принадлежащую ему долю жилого помещения в коммунальной квартире, суд применил положения ст. 255 ГК РФ.
Однако суд при этом не проверил возможно ли взыскание на это жилое помещение применительно к положениям ч. 1 ст. 446 ГПК РФ.
В соответствии с ч. 1 ст. 255 ГК РФ кредитор участника долевой собственности или совместной собственности при недостаточности у собственника другого имущества в общем имуществе вправе предъявить требования о выделе доли должника в общем имуществе для обращения на нее взыскания.
В силу ч. 1 ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением.
Как следует из пояснений А-й, данных ею на заседании Президиума, жилое помещение в коммунальной квартире, на часть которого обращено взыскание, является для нее и должника единственным пригодным для проживания, другого жилья у них нет. Эти доводы также нуждаются в проверке, поскольку выяснение названных обстоятельств с учетом положений ст. 446 ГПК РФ имеет значение для данного спора.
Кроме того, судом в нарушение ст. 56 ГПК РФ не проверено, не будут ли ущемлены жилищные права А-й при обращении взыскания на долю А. в комнате и продаже этой доли с публичных торгов посторонним лицам.
При таких обстоятельствах нельзя согласиться с выводом суда в части удовлетворения требований Д. о разделе комнаты и обращения взыскания долга на принадлежащую А. долю в комнате путем продажи с публичных торгов.
Решение Самарского районного суда г. Самары от 07.02.2005 в части раздела между А-ми комнаты в коммунальной квартире, признании за каждым из ответчиков права собственности, обращения взыскания долга А. на принадлежащую ему долю жилого помещения в коммунальной квартире путем продажи ее с публичных торгов отменено.

9. В соответствии со ст. 25 Семейного кодекса РФ брак, расторгаемый в органах загса, прекращается со дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/410 от 27.07.2006)
Решением мирового судьи судебного участка N 1 г. Октябрьска от 16.12.2005 в удовлетворении исковых требований К. к К-ву о разделе имущества отказано.
Определением Октябрьского городского суда решение мирового судьи оставлено без изменения.
Президиум Самарского областного суда определение отменил, указав следующее.
К. обратилась в суд с иском к К-ву о разделе имущества, ссылаясь на то, что с ответчиком состояла в зарегистрированном браке с 26 января 1968 г. по 21 августа 2002 г. В период брака было нажито определенное имущество. В настоящее время встал вопрос о разделе имущества.
Суд, отказывая в разделе совместно нажитого имущества, сослался на пропуск истицей срока исковой давности для обращения в суд.
Однако данный вывод суда является неправильным и противоречащим требованиям закона.
В соответствии со ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года.
Из материалов дела усматривается, что брак истицы с ответчиком прекращен 21 августа 2002 г., в суд К. обратилась 18 августа 2005 г., т.е. в пределах трехгодичного срока исковой давности.
В соответствии со ст. 25 Семейного кодекса РФ брак, расторгаемый в органах загса, прекращается со дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния.
Судом установлено, что запись о расторжении брака между К. и К-м сделана в органах загса 21 августа 2002 года. Вывод суда о том, что истица узнала о своем нарушенном праве 17 июля 2002 г., т.е. с момента подачи заявления о расторжении брака, противоречит требованиям закона.
К. также в надзорной жалобе указывает на то, что ответчик продал автомашину после подачи заявления о расторжении брака без ее ведома и согласия, гаражом она пользовалась до последнего времени вместе с ответчиком, поэтому вывод суда о том, что супруги распорядились совместно нажитым имуществом, не соответствует действительности.
Данные доводы нуждаются в проверке и надлежащей оценке.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводами мирового судьи, не устранил ошибки, допущенные мировым судом.
Определение Октябрьского городского суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

10. Пункт 56 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" касается случаев начисления, но невыплаты заработной платы.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/475 от 14.09.2006)
Решением мирового судьи судебного участка N 11 Автозаводского района г. Тольятти от 18.11.2005 исковые требования Г. к ОАО "АвтоВАЗ" о взыскании разницы в заработной плате за работу за пределами нормальной продолжительности рабочего времени удовлетворены частично, в ее пользу с ответчика взыскано 35 366 руб. 37 коп.
Апелляционным определением Автозаводского районного суда г. Тольятти от 18.01.2006 решение мирового судьи оставлено без изменения.
Президиум Самарского областного суда определение отменил, указав следующее.
Г. обратилась к мировому судье с иском к ОАО "АвтоВАЗ" о взыскании разницы в заработной плате за работу за пределами нормальной продолжительности рабочего времени, указав, что с 1996 г. работает в отделе ОП и ГСМ УЛИР ОАО "АвтоВАЗ" лаборантом по графику сменности N 50. Учетным периодом по данному графику сменности является календарный год, нормальная продолжительность рабочего времени в год без учета времени отпуска составляет 1804 часа, однако ежегодно она отрабатывала сверх нормальной продолжительности рабочего времени 174 часа, которые оплачивались работодателем в одинарном размере. За период с 1996 по 2004 г. она отработала сверхурочно 689 часов. Ссылаясь на данные обстоятельства, Г. просила взыскать с ответчика разницу в заработной плате за вышеуказанный период в размере 43 992 руб. 65 коп.
В соответствии с положениями ст. ст. 327 и 328 ГПК РФ суд апелляционной инстанции вправе оставить решение мирового судьи без изменения лишь при условии, что сделанные при повторном рассмотрении дела выводы об обстоятельствах дела и нормах права, подлежащих применению, совпадают с выводами мирового судьи в обжалуемом решении.
Суд апелляционной инстанции признал правильными выводы мирового судьи, в том числе и о том, что истицей не был пропущен трехмесячный срок исковой давности для обращения в суд, поскольку отношения работника с работодателем по невыплате работнику заработной платы носят длящийся характер и сохраняются в течение всего периода действия трудового договора. В подтверждение этого вывода суд сослался на п. 56 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации".
Между тем ссылку суда на п. 56 названного Постановления Пленума Верховного суда РФ нельзя признать правильной, поскольку указанные разъяснения касаются случаев начисления, но невыплаты заработной платы.
Из материалов дела следует, что истица регулярно получала расчетные листы с указанием индивидуального фонда рабочего времени и сведений о начисленной и выплаченной заработной плате, вся начисленная заработная плата за спорный период была выплачена Г. в полном объеме, в сроки, предусмотренные коллективным договором.
Данные обстоятельства подтверждаются расчетными листами истицы за период с 1999 по 2004 г.
Кроме того, как следует из материалов дела, истица знала о наличии у нее переработки по графику, о чем свидетельствуют письменные заявления Г. о предоставлении дополнительных дней отдыха в 2002 - 2004 гг. за переработку.
Однако указанные доказательства судом апелляционной инстанции, как и мировым судьей, также оставлены без внимания и какой-либо оценки, тогда как с учетом положений ст. 199 ГК РФ имеют значение для дела.
Оставлены без должной проверки судом апелляционной инстанции и доводы ОАО "АвтоВАЗ" о том, что коллективными договорами, действующими в спорном периоде, по графикам сменности, где количество часов работы не соответствует установленной продолжительности и норме рабочего времени года (недоработка-переработка), в подразделениях предоставлялись дополнительные дни отдыха, которыми истица воспользовалась.
Апелляционное определение Автозаводского районного суда отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

11. Согласно п. 2 ст. 255 ГК РФ если для обращения взыскания выделение доли в натуре невозможно либо против этого возражают остальные участники долевой или совместной собственности, кредитор вправе требовать продажи должником своей доли остальным участникам общей собственности по цене, соразмерной рыночной стоимости этой доли, с обращением вырученных от продажи средств в погашение долга.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/499 от 28.09.2006)
Заочным решением Сызранского городского суда Самарской области от 19.05.2006 требования Е. к З. о выделе доли супруга-должника, об обращении взыскания на долю супруга-должника удовлетворены в полном объеме. Кроме того, с З. в пользу Е. взысканы почтовые расходы в сумме 311 руб. 38 коп.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.
Е. обратился в суд с иском к З., 3-е лицо З-о о выделе доли супруга-должника, об обращении взыскания на долю супруга-должника, указав, что решением Сызранского городского суда от 06.04.2005 в его пользу с З. взыскано 109 681 руб. 02 коп. Решение суда полностью не исполнено, возмещено лишь 2 050 руб. Супругой должника - З-о по договору мены от 23.08.2004 приобретен в собственность жилой дом с земельным участком в г. Сызрани, доплата по которому в сумме 130 000 руб. была произведена из совместных средств супругов. Учитывая, что 1/2 доли ответчика в указанной сумме составляет 65 000 руб., стоимость дома и земельного участка составляет 158 878 руб., доля З. в приобретенной недвижимости составляет 2/5 доли домовладения и земельного участка.
Удовлетворяя требования Е., суд признал установленным, что по договору мены от 23.08.2004 З. доплатила И. 130 000 руб.
При этом суд пришел к выводу о том, что деньги в сумме 130 000 руб. являются совместной собственностью супругов З. и З-о, поскольку на момент совершения сделки они состояли в зарегистрированном браке. Доля ответчика в приобретенном З-о недвижимом имуществе составляет 2/5 с учетом его доли в фактически вложенных совместных средствах, равной 65 000 руб.
Между тем суд фактически определил идеальную долю З. в общем имуществе, тогда как при обращении взыскания на долю в общем имуществе в соответствии со ст. 255 ГК РФ подлежала выделу доля в натуре.
Выделяя идеальную долю должника в общем имуществе, суд также не учел положения п. 2 ст. 255 ГК РФ, согласно которым, если для обращения взыскания выделение доли в натуре невозможно либо против этого возражают остальные участники долевой или совместной собственности, кредитор вправе требовать продажи должником своей доли остальным участникам общей собственности по цене, соразмерной рыночной стоимости этой доли, с обращением вырученных от продажи средств в погашение долга.
Названные обстоятельства судом не устанавливались, в связи с чем постановленное решение фактически является неисполнимым.
Также судом не были учтены положения ст. 446 ГПК РФ, определяющей перечень имущества, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам.
Обращая взыскание на долю жилого дома, суд не высказал в решении суждения о возможности обращения взыскания на это имущество, не выяснил вопрос о том, имеется ли у должника другое жилое помещение (его часть) для проживания либо спорный дом является единственным пригодным для его проживания помещением.
Кроме того, судом не был надлежащим образом выяснен вопрос о том, являлись ли денежные средства, уплаченные в качестве доплаты по сделке мены, совместными средствами супругов.
З-о в жалобе указывает, что доплата по договору мены производилась за счет кредита, полученного 29.07.2004 по кредитному договору на ее имя, ксерокопия которого приобщена к жалобе. Платежи по кредитному договору, в том числе и проценты по нему, уплачивает только она.
Указанные доводы нуждаются в соответствующей проверке и оценке суда.
Заочное решение Сызранского городского суда Самарской области отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

12. Согласно Правилам ОСАГО, утвержденным постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 N 263. страховщик возмещает расходы на погребение (п. 54 Правил).
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/478 от 14.09.2006)
Решением Ленинского районного суда г. Самары от 12.04.2006 с К. в пользу О. взысканы расходы на поминки в сумме 1 750 руб., расходы на приобретение и установку памятника в сумме 13 175 руб., судебные расходы на услуги адвоката в сумме 2 000 руб., а также компенсация морального вреда в размере 4 000 руб., в доход государства взыскана госпошлина в сумме 700 руб.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
Президиум Самарского областного суда решение в части отменил, указав следующее.
О. обратилась в суд с иском к К. о возмещении ущерба и компенсации морального вреда, указав, что 28.06.2005 ответчик, управляя принадлежащей ему на праве собственности автомашиной ВАЗ-21093, напротив дома N 4 по Московскому шоссе в г. Самаре допустил наезд на пешехода О-ва, который от полученных травм скончался на месте ДТП.
Ссылаясь на то, что ответчик, являясь владельцем источника повышенной опасности, обязан возместить вред, причиненный смертью ее сына, О. просила суд взыскать с К. расходы, связанные с погребением сына, в сумме 39 941 руб., и компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб.
К участию в деле в качестве соответчика привлечена страховая акционерная компания "Энергополис".
Удовлетворяя требования О. в части взыскания с К. расходов на поминальный обед в сумме 1 750 руб. и расходов на приобретение и установку памятника в сумме 13 175 руб., суд руководствовался ст. ст. 1064, 1079 и 1094 ГК РФ.
Между тем, как следует из материалов дела, обязательная гражданская ответственность К. как владельца транспортного средства на момент дорожно-транспортного происшествия была застрахована в САК "Энергополис".
Согласно Правилам ОСАГО, утвержденным постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 N 263, страховщик возмещает расходы на погребение (п. 54 Правил).
Признав, что расходы, произведенные истицей на приобретение и установку памятника в сумме 13 175 руб. и на поминальный обед в день похорон в сумме 1 750 руб., являются расходами на погребение (ст. 1094 ГК РФ), суд тем не менее взыскал указанные суммы с К., без учета вышеназванных обстоятельств, что нельзя признать правильным.
Более того, при наличии договора обязательного страхования гражданской ответственности К. взыскание названных сумм с него без указания мотивов также нельзя признать правильным.
При таких обстоятельствах решение суда в указанной части и в части взыскания государственной пошлины в доход государства подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.
Решение суда в части взыскания с К. в пользу О. компенсации морального вреда, а также расходов по оплате услуг адвоката является правильным, никем из сторон не обжалуется.
Правильным является решение суда и в части отказа О. в иске о взыскании расходов на поминальные обеды на 9 и 40 дней, поскольку они не относятся к расходам на погребение, а также во взыскании расходов на приобретение лекарств, поскольку не представлено доказательств несения этих расходов истицей именно в связи с гибелью сына.
Решение Ленинского районного суда г. Самары отменено в части взыскания с К. расходов на поминки в сумме 1 750 руб. и расходов на приобретение и установку памятника в сумме 13 175 руб., а также в части взыскания в пользу государства государственной пошлины в размере 700 руб., дело в отмененной части направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

13. В соответствии с Правилами землепользования и застройки г. Тольятти, утвержденными решением Тольяттинской городской Думы от 10.07.1996 N 262, земельные участки под строительство объектов недвижимости должны предоставляться городской администрацией.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/480 от 14.09.2006)
Решением Автозаводского районного суда г. Тольятти от 11.01.2006 удовлетворены требования К. о признании права собственности на завершенный строительством объект недвижимости - нежилое помещение, состоящее из комнат NN 6, 7, 8 и 9 общей площадью 79 кв. м на первом этаже в здании по адресу: г. Тольятти, ул. Революционная, 5а.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.
Удовлетворяя требования истицы, суд признал установленным, что объект недвижимости является завершенным строительством, не создает угрозы жизни и здоровью граждан, не нарушает права и охраняемые интересы других лиц.
При этом суд сослался на соответствующие заключения Центра Госсанэпиднадзора, Государственного пожарного надзора, комитета по земельным ресурсам и землеустройству, СУ "Жилищно-коммунальное хозяйство Автозаводского района г. Тольятти", акт радиационного обследования законченного строительством торгового павильона, а также указал, что самовольный объект недвижимого имущества возведен истицей на земельном участке, предоставленном постановлением администрации Автозаводского района г. Тольятти от 05.02.1999.
Между тем судом не учтено, что на основании вышеназванного постановления администрации Автозаводского района земельный участок истице был предоставлен в аренду сроком на 3 года для размещения и дальнейшей эксплуатации павильона модульного типа из сборно-разборных конструкций.
В соответствии с Положением "О порядке предоставления земельных участков для размещения и дальнейшей эксплуатации нестационарных объектов мелкорозничной торговли и услуг на конкурсной основе в г. Тольятти", утвержденным постановлением мэра г. Тольятти от 18.05.1998 N 766-1/05-98, модульные павильоны из сборно-разборных конструкций относятся к нестационарным объектам временного пользования.
Таким образом, земельный участок был предоставлен К. для размещения нестационарного объекта временного использования, а не для строительства объекта недвижимого имущества, как признал суд.
Согласно п. 3 ст. 222 ГК РФ право собственности на самовольную постройку может быть признано судом за лицом, осуществившем постройку на не принадлежащем ему земельном участке, при условии, что данный участок будет в установленном порядке предоставлен этому лицу под возведенную постройку.
Судом не учтено, что в соответствии с Правилами землепользования и застройки г. Тольятти, утвержденными решением Тольяттинской городской Думы от 10.07.1996 N 262, земельные участки под строительство объектов недвижимости должны предоставляться городской администрацией, а не администрацией района.
Истицей не представлено доказательств того, что земельный участок под возведенный ею объект недвижимости предоставлен или будет предоставлен в последующем под самовольную постройку в установленном законом порядке.
Судом также не учтено, что согласно Градостроительному кодексу РФ граждане и юридические лица обязаны осуществлять градостроительную деятельность в соответствии с градостроительной документацией, правилами застройки.
Предметы ведения местного самоуправления в области градостроительства определены Градостроительным кодексом РФ. В частности, в ведении муниципальных образований в области градостроительства находится выдача в установленном порядке разрешений на строительство объектов недвижимости, утверждение и реализация градостроительной документации о градостроительном планировании развития территорий городских и сельских поселений, других муниципальных образований и об их застройке.
В деле отсутствуют доказательства того, что К. обращалась в мэрию с заявлением об отводе земельного участка и за получением разрешения на строительство объекта недвижимости, как и отсутствуют доказательства уклонения мэрии г. Тольятти от исполнения возложенных на нее Градостроительным кодексом РФ обязанностей.
Решение Автозаводского районного суда г. Тольятти отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

14. Применяя ст. 218 Гражданского кодекса РФ, суд не выяснил, какое из оснований, перечисленных в ст. 218 ГК РФ (изготовление новой вещи, сделка и т.д.), свидетельствует о приобретении истицей права собственности на спорное здание.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/587-06 от 19.10.2006)
Решением Автозаводского районного суда г. Тольятти от 15.06.2005 иск Б. удовлетворен, за ней признано право собственности на нежилое помещение - двухэтажное здание, состоящее из комнат NN 66 - 101 и NN 1 - 5 общей площадью 612 кв. м, находящееся по адресу: г. Тольятти, Автозаводский район, Московский проспект, 8г.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.
Б. обратилась в суд с иском к ЗАО "Лада-Восход-Плюс" о признании права собственности на строение - двухэтажное здание общей площадью 612 кв. м по адресу: г. Тольятти, Московский проспект, 8г, ссылаясь на то, что это здание ею было приобретено у ЗАО "Лада-Восход-Плюс" за 336 000 руб. по договору купли-продажи от 16.12.2004. В соответствии со ст. ст. 219, 223 ГК РФ для возникновения права собственности необходима его регистрация.
Удовлетворяя иск, суд принял признание иска ответчиком, указав, что оно не противоречит закону и не нарушает права и интересы других лиц.
При этом мотивировочная часть решения изложена по правилам ч. 4 ст. 198 ГПК РФ - "в случае признания иска ответчиком в мотивировочной части решения суда может быть указано только на признание иска и принятие его судом", т.е. без изложения обстоятельств дела, доказательств и оценки доказательств.
Кроме того, как следует из решения, при рассмотрении дела суд руководствовался ст. 218 и ст. 219 ГК РФ.
Между тем, применяя ст. 218 ГК РФ, суд не выяснил, какое из оснований, перечисленных в ст. 218 ГК РФ (изготовление новой вещи, сделка и т.д.), свидетельствует о приобретении истицей права собственности на спорное здание. Если это договор купли-продажи, на который ссылается истица в иске, то применять ст. 219 ГК РФ, регулирующую приобретение права собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество у суда оснований не имелось.
Из материалов дела следует, что тольяттинским предприятием "Инвентаризатор" зарегистрировано временное строение по Московскому проспекту, 8д за производственным кооперативом "Восход", в связи с чем кооперативу 26.12.1997 выдано регистрационное удостоверение временного строения. По данным акта технической инвентаризации от 18.05.2005, произошло изменение строения в площади за счет сноса и возведения новых пристроев и здание стало состоять из бывших строений и вновь созданных площадью 612 кв. м.
Таким образом, из материалов дела усматривается, что было зарегистрировано временное строение, а не строение, которое было продано истице и право собственности на которое признано судом.
Однако в нарушение ст. 56 ГПК РФ судом не дана правовая оценка договору купли-продажи, по которому истица приобрела нежилые помещения, не выяснено, могло ли спорное строение быть предметом сделки при отсутствии доказательств того, что право собственности на него за продавцом - ЗАО "Лада-Восход-Плюс" - не зарегистрировано.
Суд руководствовался ст. 219 ГК РФ, но при этом не выяснил обстоятельства, позволяющие применить данную норму. В частности, не выяснено, является ли строение вновь созданным, был ли истице в установленном законом порядке выделен земельный участок, получена ли ею разрешительная документация на его возведение и т.п.
Принимая признание иска ответчиком, суд в нарушение ст. 39 ГПК РФ не выяснил, не противоречит ли закону и не нарушает ли права и законные интересы других лиц признание иска ответчиком.
В связи с этим заслуживают внимания и нуждаются в проверке доводы надзорной жалобы мэрии городского округа Тольятти, о том, что решением суда затронуты права и интересы муниципального образования г. Тольятти, на земельном участке которого расположено спорное строение. К участию в деле мэрия как орган, уполномоченный действующим законодательством на распоряжение земельными участками в пределах черты городского округа Тольятти и осуществление контроля за градостроительной деятельностью на землях муниципального образования, не привлечена.
Нуждаются в проверке и доводы о том, что спорное строение является самовольной постройкой, поскольку в материалах дела имеются сведения только о предоставлении земельного участка в аренду для эксплуатации объектов временного использования, но не для строительства спорного объекта.
Кроме того, из материалов дела следует, что ответчик, являясь продавцом спорного строения, не оспаривал право собственности на него за Б. Однако судья выяснил причину обращения истицы в суд при фактическом отсутствии спора между сторонами. Обращение истицы в суд с настоящим иском в целях государственной регистрации ее права собственности на спорное строение не может свидетельствовать о наличии у нее спора с продавцом - ЗАО "Лада-Восход-Плюс".
Решение Автозаводского районного суда г. Тольятти отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

15. Согласно ст. 268 ГК РФ право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, находящимся в государственной или муниципальной собственности, предоставляется гражданам и юридическим лицам на основании решения государственного или муниципального органа, уполномоченного предоставлять земельные участки в такое пользование.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/676-06 от 15.12.2006)
Заочным решением Самарского районного суда г. Самары от 26 декабря 2005 года за М. признано право собственности на земельный участок площадью 235,6 кв. м согласно прилагаемому плану границ. В решении суда указано, что оно является основанием для регистрации земельного участка в ФГУ "Земельная кадастровая палата" по Самарской области и регистрации права собственности в ГУ Федеральная регистрационная служба по Самарской области.
В кассационном порядке дело не рассматривалось.
Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.
М. обратилась в суд с иском о признании права собственности на земельный участок, указав, что ей на праве собственности на основании договора мены от 27 марта 1996 года принадлежит жилой дом по адресу: г. Самара, ул. Степана Разина, дом N 62. С момента приобретения в собственность жилого дома она постоянно пользуется земельным участком общей площадью 235,6 кв. м.
В сентябре 2005 года она обратилась в администрацию г. Самары с заявлением о передаче ей в собственность бесплатно указанного земельного участка, в удовлетворении которого ей отказано.
Ссылаясь на то, что отказ комитета по управлению имуществом г. Самары нарушает ее исключительное право на приватизацию земельного участка, на котором расположен жилой дом, М. просила признать за ней право собственности на вышеназванный земельный участок.
Удовлетворяя исковые требования М., суд исходил из того, что жилой дом, расположенный на земельном участке площадью 235,6 кв. м, ранее принадлежал на праве собственности К. и К-му.
В соответствии с пунктом 1 статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации истица приобрела право пользования земельным участком, занятым указанным жилым домом, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник. Соответственно, на основании пункта 4 статьи 3 Федерального закона "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации", пункта 5 статьи 20 Земельного кодекса Российской Федерации М. имеет право однократно бесплатно приобрести в собственность находящийся в ее постоянном бессрочном пользовании земельный участок.
Однако согласно п. 1 ст. 36 ЗК РФ граждане и юридические лица, имеющие в собственности здания, расположенные на земельных участках, находящихся в муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участка в соответствии с Земельным кодексом РФ.
Согласно п. 5 ст. 20 ЗК РФ граждане, обладающие земельными участками на праве постоянного (бессрочного) пользования, имеют право однократно бесплатно приобрести их в собственность.
При этом согласно ст. 268 ГК РФ право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, находящимся в государственной или муниципальной собственности, предоставляется гражданам и юридическим лицам на основании решения государственного или муниципального органа, уполномоченного предоставлять земельные участки в такое пользование.
Согласно ст. 31 Земельного кодекса РСФСР, действовавшей до декабря 1993 года, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком удостоверялось государственным актом, который выдавался и регистрировался соответствующим Советом народных депутатов.
Между тем суд в нарушение ст. 56 ГПК РФ не принял во внимание, что М. не предоставила доказательств того, что ей бывшим собственником К. спорный участок был предоставлен в постоянное (бессрочное) пользование в установленном порядке на основании разрешений или актов органов, наделенных полномочиями по распоряжению земельными участками. Фактическое пользование К-ми, а впоследствии М. указанным земельным участком само по себе не свидетельствует о нахождении земельного участка в их постоянном (бессрочном) пользовании.
В имеющемся в материалах дела договоре мены жилыми помещениями от 27 марта 1996 года, заключенном между К-ми и М., отсутствует указание на то, что принадлежавшая К-м на праве собственности на основании дубликата регистрационного удостоверения от 23.06.1993 трехкомнатная квартира полезной площадью 51,3 кв. м, находящаяся по адресу: г. Самара, ул. Степана Разина, дом N 62, квартира N 5, расположена на каком-либо земельном участке.
Также указание на нахождение строения на земельном участке отсутствует в приказе комитета по управлению имуществом г. Самары N 476 от 11 июля 2003 года о передаче с баланса КЖКХ и ОН администрации Самарского района М. отдельно стоящего здания N 62 литера Ж по улице Степана Разина, состоящего из трехкомнатной квартиры N 5, и в соответствующем акте приема-передачи от 29 июля 2003 года.
Поскольку договор мены между К-ми и М. заключен 27 марта 1996 года, то в данном случае не применим и пункт 4 статьи 3 Федерального закона "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации", предусматривающий право граждан, имеющих в фактическом пользовании земельные участки с расположенными на них жилыми домами, приобретенными ими в результате сделок, которые были совершены до 6 марта 1990 года, но которые не были надлежащим образом оформлены и зарегистрированы, приобрести такие земельные участки в собственность в соответствии с правилами ст. 20 ЗК РФ.
Решение Самарского районного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

16. В соответствии с п. 1 ст. 125 ГК РФ от имени Российской Федерации могут выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/668-06 от 15.12.2006)
Решением мирового судьи судебного участка N 6 г. Сызрани Самарской области от 08.11.2005 с Министерства финансов РФ в пользу К. взыскан исполнительский сбор в сумме 14 780,28 руб., а Министерства юстиции РФ - 3 649 руб. Судебные издержки отнесены на счет федерального бюджета.
Решением Сызранского городского суда Самарской области от 13.02.2006 решение мирового судьи изменено. С Министерства финансов РФ за счет казны РФ из средств федерального бюджета в пользу К. взыскан исполнительский сбор в сумме 18 475,34 руб.
Президиум Самарского областного суда решение изменил, указав следующее.
К. обратился в суд с иском к мировому судье о взыскании (возврате) исполнительского сбора в размере 18 475,34 руб., который был взыскан с него по исполнительному листу, а также зачете госпошлины в размере 654,26 руб., подлежащей оплате по данному делу, в счет возврата ему по определению суда госпошлины в размере 1 162,85 руб. В судебном заседании К. требования уточнил и, ссылаясь на ст. ст. 1069, 1071 ГК РФ, просил взыскать сумму взысканного исполнительского сбора в размере 18 475,34 за счет казны РФ в лице Министерства финансов РФ. При этом в обоснование иска К. указал, что после отмены решения Сызранского городского суда от 27.02.2003 о взыскании с него денежных средств в пользу С. и прекращения исполнительного производства ему не был возвращен взысканный исполнительский сбор.
При рассмотрении дела судами верно установлено, что 19.03.2003 на основании исполнительного листа судебным приставом-исполнителем ССП г. Сызрани было возбуждено исполнительное производство по исполнению решения Сызранского городского суда от 27.02.03 о взыскании с К. денежных средств в пользу С. в счет возмещения ей ущерба, причиненного ДТП. В рамках исполнительного производства из заработной платы К. был удержан исполнительский сбор в размере 20% (3 695,06 руб.) с перечислением его в доход Министерства юстиции РФ, а также в размере 80% (14 780,28 руб.) на счет Министерства финансов РФ, что подтверждается представленными в суд платежными поручениями.
Определением Сызранского городского суда от 30.07.2004 решение этого же суда от 27.02.2003 отменено по вновь открывшимся обстоятельствам с вынесением определения о прекращении производства по делу в связи с заключением сторонами мирового соглашение. Исполнительное производство определением суда от 06.08.2004 прекращено.
Удовлетворяя заявление К. и взыскивая с Министерства финансов РФ и Министерства юстиции РФ поступившие на их счета суммы выплаченного истцом исполнительского сбора, мировой судья исходил из того, что на момент удержания исполнительского сбора действовал порядок, по которому 80% поступлений от исполнительского сбора распределялись в доход федерального бюджета, а 20% поступлений на счета Министерства юстиции РФ по учету средств от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности.
Изменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что исполнительский сбор подлежит возврату Министерством финансов РФ за счет казны РФ, исходя из того, что с 01.01.2005 исполнительский сбор в полном объеме (100%) зачисляется в федеральный бюджет и внебюджетного фонда развития исполнительного производства более не существует.
При этом суд применил ст. 1071 ГК РФ, указав, что в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования от имени казны выступают соответствующие финансовые органы. В данном случае, по мнению суда, этим органом согласно п. 10 ст. 158 БК РФ, ст. 165 БК РФ является главный распорядитель средств федерального бюджета - Министерство финансов РФ.
Однако судом апелляционной инстанции не учтено, что по правилам ст. 1069 - ст. 1071 ГК РФ возмещению подлежит вред, причиненный госорганами, органами местного самоуправления. Таких действий по отношению к истцу допущено не было.
Согласно ст. 23 Закона "Об исполнительном производстве" исполнительное производство прекращается в случае отмены судебного акта, на основании которого выдан исполнительный документ.
Пунктом 4 ст. 81 этого же закона определено, что в случае прекращения исполнительного производства ввиду отмены судебного акта, на основании которого выдан исполнительный документ, исполнительский сбор возвращается должнику.
В соответствии с п. 3 ст. 81 Закона в редакции ФЗ от 22.08.2004 N 122-ФЗ исполнительский сбор в полном объеме зачисляется в федеральный бюджет. Это же положение закреплено в ст. 7 ФЗ от 23.12.2004 N 173-ФЗ "О федеральном бюджете на 2005 год", где отмечено, что исполнительский сбор полностью отчисляется в доход федерального бюджета. Из этого следует, что получателем данных сумм является Российская Федерация.
В силу п. 1 ст. 125 ГК РФ от имени Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.
Постановлением Правительства РФ от 30.06.2004 N 329 "О Министерстве финансов Российской Федерации" и утвержденным положением предусмотрено, что Минфин РФ является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере бюджетной деятельности...
В соответствии с п. 1 ст. 242.2 БК РФ (в ред. от 27.12.2005) о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов Российской Федерации или их должностных лиц.., а также судебных актов по иным искам о взыскании денежных средств за счет казны Российской Федерации... документы, указанные в п. 2 ст. 242.1 настоящего Кодекса, направляются для исполнения в Министерство финансов Российской Федерации.
Таким образом, Президиум приходит к выводу о том, что по смыслу названных положений законодательных актов обязанность по возврату исполнительского сбора с 2005 года возникла у Российской Федерации, а не у Минфина РФ как юридического лица. Министерство финансов РФ в данном случае в соответствии с п. 1 ст. 125 ГК РФ является органом, выступающим от имени Российской Федерации.
Принимая во внимание, что Министерство финансов РФ было привлечено к участию в деле и, учитывая, что полномочия на совершение во всех судебных органах Российской Федерации процессуальных действий переданы управлению Федерального казначейства по Самарской области, которое также привлечено к участию в деле, Президиум Самарского областного суда постановил решение изменить, изложив его в следующей редакции: взыскать с Российской Федерации в лице Министерства финансов РФ в пользу К. исполнительский сбор в сумме 18 476,34 руб. за счет средств федерального бюджета.

17. Конституционный суд РФ в определении от 18.04.2006 N 107-О указал, что не исключается возможность рассмотрения по жалобам граждан и организаций вопроса о законности действий и решений органов и должностных лиц, связанных с применением в ходе административного расследования мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным законодательством, и до рассмотрения вопроса о законности постановления по дели об административном правонарушении.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/667-06 от 14.12.2006)
Определением Шенталинского районного суда Самарской области от 08.09.2006 П. в принятии жалобы на действия сотрудников Шенталинского РОВД отказано.
В кассационном порядке указанное определение не обжаловалось.
Президиум Самарского областного суда определение отменил, указав следующее.
П. обратился в суд с жалобой на неправомерные действия сотрудников Шенталинского РОВД, указав, что 02.09.2006 в 04.30 его на личном автомобиле ВАЗ-2107 в районе железнодорожного переезда станции Шентала остановили сотрудники милиции с целью проверки документов. В ходе осмотра его автомобиля было обнаружено 25 ящиков водки "Балтийская", которая была у него изъята. Ссылаясь на то, что указанное имущество было приобретено им для личных нужд, без цели дальнейшей перепродажи, П. просил признать действия сотрудников Шенталинского РОВД неправомерными, вернуть изъятое у него имущество и возместить моральный вред в размере 20 000 руб.
Из приложенной к жалобе копии протокола ареста товаров, транспортных средств и иных вещей, составленного инспектором ОГАИ Шенталинского РОВД, следует, что 02.09.2006 на основании ст. 27.14 КоАП РФ был произведен арест автомобиля ВАЗ-2107, принадлежащего П., и находящихся в нем товаров - водки "Балтийская". Таким образом, в отношении П. были применены меры обеспечения производства об административном правонарушении.
Суд в определении указал, что по сообщению Шенталинского РОВД в настоящее время ведется проверка и решается вопрос о возбуждении уголовного дела в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ в отношении заявителя П.
Отказывая в принятии жалобы, суд сослался на п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, согласно которому судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства и разрешается в ином судебном порядке.
Однако вывод суда о том, что жалоба П. подлежит рассмотрению в ином судебном порядке, является преждевременным, поскольку судом не выяснялось, было ли возбуждено уголовное дело по данному факту на момент рассмотрения им жалобы П.
В случае если уголовное дело в отношении П. не было возбуждено, его жалоба подлежала рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку КоАП РФ, устанавливая, что вред, причиненный незаконным применением мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством, вместе с тем не предусматривает возможность обжалования применения этих мер в ходе производства административного расследования.
Конституционный суд РФ в определении от 18.04.2006 N 107-О указал, что не исключается возможность рассмотрения по жалобам граждан и организаций вопроса о законности действий и решений органов и должностных лиц, связанных с применением в ходе административного расследования мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным законодательством, и до рассмотрения вопроса о законности постановления по делу об административном правонарушении.
Иное - при отсутствии в КоАП РФ соответствующих процессуальных механизмов - означало бы, что в ситуациях, при которых отсроченный судебный контроль не является эффективным средством защиты нарушенных прав, способным в достаточной степени обеспечить их восстановление, могут нарушаться положения ст. 46 (ч. 1 и 2) Конституции РФ, согласно которой каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.
Таким образом, подобные жалобы должны рассматриваться судами по правилам, регламентирующим производство по делам об оспаривании решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц.
Определение Шенталинского районного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

18. Закон РФ "О защите прав потребителей" не может распространяться на правоотношения, вытекающие из Закона РФ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/577-06 от 19.10.2006)
Определением мирового судьи судебного участка N 5 Автозаводского района г. Тольятти от 26.05.2006 исковое заявление Д. к ОСАО "Ресо-Гарантия" о возмещении ущерба (о взыскании утраты товарной стоимости автомобиля в результате ДТП) возвращено, одновременно истице разъяснено право обратиться с исковым заявлением по подсудности по месту нахождения ответчика к мировому судье Центрального района г. Тольятти.
Апелляционным определением Автозаводского районного суда г. Тольятти определение мирового судьи отменено, дело направлено на рассмотрение по существу мировому судье судебного участка N 5 Автозаводского района г. Тольятти.
Президиум Самарского областного суда определение Автозаводского районного суда отменил, указав следующее.
Д. обратилась к мировому судье с иском к ОСАО "Ресо-Гарантия" о взыскании утраты товарной стоимости автомобиля в размере 12 063 руб. 81 коп., указав, что в результате ДТП 16.04.2006 с участием автомобиля ВАЗ-21053 под управлением Г. ее автомобилю ВАЗ-21140 причинены механические повреждения. Виновным в ДТП является Г., гражданская ответственность которого застрахована по договору ОСАГО в Тольяттинском филиале ОСАО "Ресо-Гарантия".
Ссылаясь на то, что ответчик, выплатив основной материальный ущерб, отказывает в возмещении суммы утраты товарной стоимости, Д. просила взыскать с ОСАО "Ресо-Гарантия" 12 063 руб. 81 коп.
Отменяя определение мирового судьи, суд апелляционной инстанции исходил из того, что к отношениям, вытекающим из договора об обязательном страховании гражданской ответственности, применяется Федеральный закон "О защите прав потребителей", в связи с чем иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по месту жительства истца.
Между тем данный вывод суда основан на неправильном толковании норм материального права.
Согласно преамбуле Закона "О защите прав потребителей" данный Закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг).
Потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.
В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" договором обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств является договор, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
Согласно ст. 4 названного Федерального закона владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, которые установлены этим Законом, и в соответствии с ним за свой счет застраховать в качестве страхователей риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств.
Таким образом, данный Федеральный закон направлен на защиту жизни, здоровья и имущества третьих лиц, в связи с чем Закон "О защите прав потребителей" не может распространяться на правоотношения, вытекающие из Закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".
При таких обстоятельствах мировой судья обоснованно, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, возвратил исковое заявление Д. к ОСАО "Ресо-Гарантия" о возмещении ущерба, разъяснив право на предъявление иска по подсудности по месту нахождения Тольяттинского филиала ОСАО "Ресо-Гарантия" (ч. 2 ст. 29 ГПК РФ).
Определение Автозаводского районного суда отменено, определение мирового судьи судебного участка N 5 Автозаводского района г. Тольятти оставлено без изменения.

19. В соответствии с ч. 3 ст. 45 Земельного кодекса РФ решение о прекращении прав на земельные участки в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 45 Земельного кодекса, принимается только судом.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/658-06 от 15.12.2006)
Решением Комсомольского районного суда г. Тольятти от 29.03.2006 исковые требования А. удовлетворены частично: признаны недействительными распоряжение первого заместителя мэра г. Тольятти от 05.08.2004 и распоряжение мэра г. Тольятти от 01.10.2004, прекращена государственная регистрация права собственности Х. на спорный земельный участок, за А. признано право собственности на двухэтажный жилой дом по адресу: г. Тольятти, Комсомольский район, ул. Речная, 15.
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда решение суда оставлено без изменения.
Президиум Самарского областного суда решение суда и определение Судебной коллегии отменил, указав следующее.
А. обратилась в суд с иском к Х. об устранении препятствий в пользовании земельным участком, расположенным по адресу: г. Тольятти, ул. Речная, 15, ссылаясь на то, что земельный участок предоставлен ей кооперативом "Стрежень" под строительство индивидуального жилого дома, а ответчик препятствует ей в пользовании земельным участком, производя обмер земельного участка и инвентаризацию с целью отчуждения данного земельного участка.
Впоследствии А. заявленные требования уточнила и просила суд признать недействительными постановление первого заместителя мэра г. Тольятти от 27.04.1998 в части предоставления Х. в постоянное пользование земельного участка N 29 площадью 1053 кв. м на территории бывшей базы АЗОТ "Стройснаб" для строительства и дальнейшей эксплуатации индивидуального жилого дома, свидетельство о праве постоянного пользования, выданное Х., распоряжение первого заместителя мэра г. Тольятти от 05.08.2004 о предоставлении Х. безвозмездно в собственность для строительства и дальнейшей эксплуатации индивидуального жилого дома земельного участка N 29 по адресу: г. Тольятти, ул. Речная, 15, распоряжение мэра г. Тольятти от 01.10.2004 о внесении изменений в распоряжение от 05.08.2004, запись в Едином государственном реестре о регистрации права собственности Х. на спорный земельный участок, а также просила признать за ней право собственности на спорный земельный участок и возведенную на нем самовольную постройку - жилой дом.
Х. обратился со встречным иском об устранении препятствий в пользовании названным земельным участком, ссылаясь на то, что он является владельцем данного земельного участка на основании свидетельства о праве постоянного (бессрочного) пользования, и просил суд снести жилой дом, построенный А. на его земельном участке.
Отказывая А. в иске в части признания недействительными постановления первого заместителя мэра г. Тольятти от 27.04.1998 N 669-2/04-98 в части предоставления Х. спорного земельного участка на праве постоянного (бессрочного) пользования и свидетельства о праве постоянного пользования земельным участком от 08.07.1998, суд пришел к выводу о том, что истицей не представлено доказательств, свидетельствующих о нарушении закона при предоставлении Х. этого земельного участка.
Вместе с тем суд пришел к выводу о том, что Х. потерял право на спорный земельный участок, поскольку не использовал участок по назначению в течение 6 лет, отказался от участия в деятельности ПЖСК "Стрежень" и от освоения земельного участка.
Ссылаясь при этом на ст. 45 ЗК РФ, суд не учел, что в соответствии с ч. 3 ст. 45 ЗК РФ право пользования земельным участком по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 45 ЗК РФ, может быть прекращено только по решению суда.
Как следует из материалов дела, требований о прекращении Х. права постоянного бессрочного пользования спорным земельным участком никем не заявлялось, резолютивная часть решения не содержит указания на прекращение Х. соответствующего права на спорный земельный участок.
В связи с чем решение суда о признании права собственности за А. на самовольно возведенный жилой дом на земельном участке, принадлежащем Х. на признанном этим же судом праве постоянного пользования, является фактически неисполнимым.
Кроме того, признавая за А. право собственности на самовольную постройку, суд в нарушение требований п. 3 ст. 222 ГК РФ не исследовал доказательства в подтверждение того, что постройка не создает угрозу жизни и здоровью граждан, а ее сохранение не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц.
Сам же вывод суда о том, что земельный участок выделен истице в пользование и в дальнейшем может быть за ней закреплен, основан на объяснениях представителя ПЖСК "Стрежень", полномочия которого по распоряжению землями от имени собственника (муниципалитета) ничем не подтверждены.
Более того, мнением мэрии по вопросу о возможном предоставлении истице спорного земельного участка на каком-либо праве в соответствии с п. 3 ст. 222 ГК РФ суд не располагал, как не располагал мнением мэрии и по существу заявленных сторонами требований.
Решение Комсомольского районного суда г. Тольятти и определение Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

20. Статья 17 ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" в качестве одного из оснований предоставления льготы предусматривает не проживание инвалида в жилом помещении, принадлежащем на праве собственности муниципальным образованиям, а нахождение такого жилого помещения в доме, относящемся к муниципальному или государственному фонду.
(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0706/613-06 от 02.11.2006)
Решением Чапаевского городского суда Самарской области от 20 декабря 2005 г. исковые требования прокурора г. Чапаевска в интересах Р. и П. о предоставлении льготы по оплате жилья оставлены без удовлетворения. В иске П. к администрации г. Чапаевска о компенсации морального вреда отказано.
Определением Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 1 февраля 2006 г. решение городского суда оставлено без изменения.
Президиум Самарского областного суда решение суда и определение Судебной коллегии отменил, указав следующее.
Прокурор г. Чапаевска в интересах Р. и П. обратился в суд с иском к ООО "ЖКО N 3", индивидуальному предпринимателю С., МУП ЖКХ г. Чапаевска, администрации г. Чапаевска о предоставлении льготы по оплате жилья. Ссылаясь на нарушение прав инвалидов, предусмотренных ФЗ "О социальной защите инвалидов Российской Федерации", прокурор г. Чапаевска просил суд признать незаконными действия ООО "ЖКО N 3", индивидуального предпринимателя С. в части отказа с 01.01.2005 в предоставлении инвалиду 2 группы Р. и инвалиду 2 группы П. льготы в размере 50% по оплате услуг и работ по управлению многоквартирным домом, содержанию и текущему ремонту общего имущества в многоквартирном доме. Прокурор г. Чапаевска просил суд произвести перерасчет денежной суммы, оплаченной Р. и П. за содержание и ремонт общего имущества в многоквартирном доме, за период с 01.01.2005 и по день принятия решения судом.
П. обратился с дополнительными исковыми требованиями к администрации г. Чапаевска о компенсации морального вреда.
В иске прокурор указал, что Р. является инвалидом 2 группы по общему заболеванию. 20.10.1992 она приватизировала двухкомнатную квартиру дома на ул. Черняховского г. Чапаевска, в которой зарегистрирована и проживает. С 01.2005 ООО "ЖКО N 3" - предприятие, осуществляющее содержание и ремонт общего имущества жилого дома, при начислении платы за жилье отказывает Р. в предоставлении 50% льготы по оплате жилья.
П., являясь инвалидом 2 группы, проживает в квартире N 38 дома N 75 по ул. Расковой г. Чапаевска, приватизированной с его участием 12.01.1999. Подрядчик по техническому обслуживанию и текущему ремонту жилищного фонда индивидуальный предприниматель С. также отказывает истцу в предоставлении льготы по плате за содержание и ремонт общего имущества многоквартирного дома.
В соответствии с абз. 13 ст. 17 Федерального закона N 181-ФЗ от 24.11.1995 "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, предоставляется скидка не ниже 50 процентов на оплату жилого помещения (в домах государственного или муниципального жилищного фонда) и оплату коммунальных услуг (независимо от принадлежности жилищного фонда).
Из содержания абзаца 7 указанной статьи следует, что плата за жилое помещение включает в себя плату за социальный наем, а также за содержание и ремонт жилого помещения.
В ч. 1 ст. 154 ЖК РФ определены понятие и состав платы за жилое помещение и коммунальные услуги для нанимателя жилого помещения, занимаемого по договору социального найма или договору найма жилого помещения государственного или муниципального жилищного фонда. Согласно ч. 2 данной статьи ЖК РФ собственник жилого помещения в многоквартирном доме осуществляет аналогичные платежи, за исключением платы за наем.
В соответствии с п. 3 Правил оплаты гражданами жилья и коммунальных услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 30.07.2004 N 392 "О порядке и условиях оплаты гражданами жилья и коммунальных услуг", оплата жилья нанимателями жилых помещений, относящихся к государственному и муниципальному жилищным фондам, а также собственниками жилых помещений в многоквартирных домах, в которых не созданы объединения собственников, включает в себя внесение платы:
а) за содержание жилья, которое состоит из:
содержания общего имущества жилого дома, в том числе подвала, чердака, подъезда и крыши;
технического обслуживания общих коммуникаций, технических устройств, в том числе лифтов и приборов учета, а также технических помещений жилого дома;
вывоза бытовых отходов;
содержания придомовой территории.
б) за ремонт жилья, включающий в себя текущий ремонт общего имущества жилого дома, общих коммуникаций, технических устройств и технических помещений жилого дома, объектов придомовой территории, по перечню работ, связанных с текущим ремонтом общего имущества жилых домов и оплачиваемых за счет платы за ремонт жилья согласно приложению;
в) за наем жилого помещения - для нанимателей жилых помещений, относящихся к государственному и муниципальному жилищным фондам.
Таким образом, собственники приватизированных квартир в многоквартирных домах государственного или муниципального жилищных фондов осуществляют плату за содержание и ремонт жилья (плату за услуги и работы по управлению многоквартирным домом, содержанию и текущему ремонту общего имущества в многоквартирном доме), которая согласно вышеуказанным положениям законодательства входит в структуру платы за жилье.
Отказывая в удовлетворении иска, суд сослался на то, что квартиры, приватизированные Р. и с участием П., относятся к частному жилищному фонду, который включает в себя не дома в целом, а жилые помещения, находящиеся в собственности граждан или юридических лиц, в то время как льготой пользуются граждане, проживающие в жилых помещениях, относящихся к государственному или муниципальному жилищному фонду.
Действительно, в силу ч. 1 и п. 1 ч. 2 ст. 19 ЖК РФ находящиеся в собственности граждан квартиры в многоквартирных домах относятся к частному жилищному фонду. Пунктом 3 ч. 2 ст. 19 ЖК РФ предусмотрено, что муниципальный жилищный фонд - совокупность жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальным образованиям.
Вместе с тем ст. 17 ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" в качестве одного из оснований предоставления льготы предусматривает не проживание инвалида в жилом помещении, принадлежащем на праве собственности муниципальным образованиям, а нахождение такого жилого помещения в доме, относящемся к муниципальному или государственному фонду.
Квартиры истцов расположены в домах, относящихся к муниципальному жилищному фонду.
Кроме того, как следует из материалов дела, льгота по оплате жилья, а именно по оплате услуг и работ по управлению многоквартирным домом, содержанию и текущему ремонту общего имущества в многоквартирном доме, предоставлялась Р. и П. до 1 марта 2005 года, то есть до введения в действие Жилищного кодекса РФ.
При этом согласно ст. 160 ЖК РФ отдельным категориям граждан в порядке и на условиях, которые установлены федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, могут предоставляться компенсации расходов на оплату жилых помещений и коммунальных услуг за счет средств соответствующих бюджетов.
В то же время согласно ст. 8 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" до внесения изменений в федеральные законы и иные нормативные правовые акты в части замены порядка предоставления гражданам льгот по оплате жилья и коммунальных услуг на порядок предоставления в соответствии со статьей 160 Жилищного кодекса Российской Федерации компенсаций сохраняется прежний порядок предоставления указанных льгот, установленный данными федеральными законами и иными нормативными правовыми актами до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации.
Таким образом, граждане, которым до введения в действие ЖК РФ предоставлялась предусмотренная ФЗ "О социальной защите инвалидов в РФ" льгота по оплате жилья, не могут быть лишены права на ее получение до внесения изменений в соответствующие нормативные правовые акты.
Решение Комсомольского районного суда г. Тольятти и определение Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.
Решение Федерального суда г. Чапаевска Самарской области и определение Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.



опубликовано 13.03.2010 01:51 (МСК), изменено 10.10.2011 09:36 (МСК)