Arms
 
развернуть
 
445037, г. Тольятти, ул. Новый проезд, д. 4
445039, г. Тольятти, ул. Дзержинского, д. 17 "б"
Тел.: (8-8482) 35-22-32 (угол.), (8-8482) 31-44-25 (гр.)
avtozavodsky.sam@sudrf.ru
схема проезда
445037, г. Тольятти, ул. Новый проезд, д. 4; 445039, г. Тольятти, ул. Дзержинского, д. 17 "б"Тел.: (8-8482) 35-22-32 (угол.), (8-8482) 31-44-25 (гр.)avtozavodsky.sam@sudrf.ru
 
Съезд судей


ДОКУМЕНТЫ СУДА
дело в отношении М., ранее судимого 13 августа 2002 года Автозаводским районным судом г. Тольятти в связи с изменениями, внесенными в УК РФ ФЗ от 8.12.2003 года, по ст.162 ч.2,64 УК РФ к 4 годам лишения свободы с применением ст.73 УК РФ на срок 4 года, т
П Р И Г О В О Р
1-17/2010
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Тольятти «20» января 2010 года

Автозаводский районный суд г. Тольятти Самарской области в составе: председательствующего судьи Фисун А.Н.
при секретаре Боженове Е.Е.,
с участием государственного обвинителя Темрязанского Д.А.
подсудимых М., М.,
защитников Желтухина М.И., представившего удостоверение №397 и ордер №37/00-4420, Костенецкой Е.А., представившей удостоверение №604 и ордер №173,
потерпевших Б., Д.,
рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении
М., ранее судимого 13 августа 2002 года Автозаводским районным судом г. Тольятти в связи с изменениями, внесенными в УК РФ ФЗ от 8.12.2003 года, по ст.162 ч.2,64 УК РФ к 4 годам лишения свободы с применением ст.73 УК РФ на срок 4 года, тем же судом 6 декабря 2002 года в связи с изменениями, внесенными в УК РФ ФЗ от 8.12.2003 года, по ст.ст.161 ч.2 п. «г», 163 ч.2 п. «в»,69,70 УК РФ к 4 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожденного 6 сентября 2004 года по постановлению Комсомольского районного суда г. Тольятти Самарской области от 25 августа 2004 года условно- досрочно на срок 2 года 3 месяца 16 дней, наказание отбыто, тем же судом 29 марта 2006 года по ст.ст.159 ч.2, 79 ч.7,70 УК РФ к ТРЕМ годам лишения свободы, освобожденного 27 марта 2009 года по отбытии срока, судимость не погашена,
М., ранее не судимой,
ОБОИХ обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ст.162ч.2 УК РФ,
У С Т А Н О В И Л :
Подсудимые М. и М. 19 сентября 2009 года около 03 час. ночи в состоянии алкогольного опьянения на территории парка Победы, расположенного по улице Юбилейной Автозаводского района г. Тольятти, в процессе знакомства с Б. и Д., также пребывавших в состоянии опьянения, заметили на Б. множество золотых изделий, и, М., имея умысел на нападение с целью хищения чужого имущества путем разбоя, М. на открытое хищение чужого имущества путем грабежа и по предварительному сговору с последним, распределив роли, и с этой целью, взяв за руки Б. отвели ее в сторону, где М., выйдя за рамки сговора и при эксцессе исполнителя, с целью подавления возможного сопротивления с ее стороны, ударил ее сзади кулаком по голове- жизненно-важному органу человеческого тела, создав реальную опасность для ее жизни и здоровью, от чего та потеряла сознание, после чего сорвал с шеи последней золотую цепочку стоимостью 18000 руб. с подвеской-2700 руб. Д., увидев происходящее, ринулся на помощь Б. и оттолкнул М. от нее, последний, пресекая его сопротивление, нанес Д. множественные удары руками и ногами по всем частям тела и голове, применив насилие, не опасное для его жизни и здоровью, а М., воспользовавшись возникшей ситуацией, в продолжение преступного умысла открыто в условиях очевидности похитила у Б. золотые изделия: с руки часы с браслетом стоимостью 15000 руб. и серьгу с правого уха -2400 руб., всего оба на общую сумму 38100 руб., с похищенным с места происшествия скрылись, распорядились им по своему усмотрению, при этом М. причинил Д. и Б. телесные повреждения, не повлекшие вреда их здоровью.
В судебном заседании М. и М. виновными признали себя частично, фактически вину не признали.
М. показал, что 18 сентября 2009 года около 24 час. пришел в парк Победы для трудоустройства на работу в ЧОП «С», разговаривал с охранником. Через некоторое время к нему подошли М. с Ш., предложили выпить пиво. Пошли в парк Победы, где распили более 2-х бутылок по 2,5 литра. Когда начался дождь, укрылись от него на сцене. К ним присоединились Д., Б. и другие лица, также употребляющие спиртное. В ходе общения между собой перезнакомились. Через какое-то время пьяная Б. стала веселиться и прыгать со сцены на руки Д. Во второй раз она упала, как понял, головой об асфальт, хотя сам этого не видел, догадался по жалобам последней на головную боль. Вскоре друзья Д. и Б. ушли. Остались потерпевшие и он с М. и Ш., продолжили с ними выпивать. Затем Б. и Д. собрались домой. Пошли их провожать. По дороге стал приставать к Б., оказывать ей знаки внимания, что не понравилось Д. Он, приревновав, толкнул его, в ответ нанес ему удар кулаком по лицу. Завязалась драка, в ходе которой тот упал. Тут прибежал Ш., бегавший по нужде в туалет, разнял их, пытался примирить. В какой-то момент заметил, что Б. лежит на земле, рядом с ней сидит М. Потерпевшая стала кричать, что у нее пропало золото: цепочка, часы и сережки, что вызовет милицию. Стали искать золото, не найдя, сказали, что они ничего не брали и ушли. На остановке общественного транспорта узнал, что украшения находятся у М. Именно она предложила сдать в ломбард цепочку, а поскольку у него с собой было удостоверение личности, согласился на ее предложение. Все на машине поехали в ломбард «К» в 4-м квартале, в помещение зашел один, сдал цепочку за 10000 руб., понимая, что она краденая, из вырученных денег 3000-4000 руб. отдал М., остальное забрал себе, почему такую большую сумму, не знает. Через несколько дней ему позвонил Ш., сообщил о звонке Д. с просьбой вернуть золото, также сказал, что с М. ходил в парк Победы, нашел одну сережку, отдал ее ему, хотел вернуть украшение, но был не вовремя задержан сотрудниками милиции, сережку в итоге потерял.
Однако ранее М., допрошенный в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого с участием защитника, т.е. в условиях отсутствия возможности оказания на него какого-либо давления/л.д.67-72,103-104 т.1/, давал несколько иные показания, в частности, утверждал, что пришел в парк не для трудоустройства, а поменяться с другим охранником. Зашел в кафе, где работала М., встретил там Ш., все пошли в парк пить пиво, выпили его около 5-ти бутылок емкостью по 2,5 литра. Когда в парке к ним присоединились потерпевшие и их друзья, сильно пьяная Б. упала со сцены вниз головой. Ее никто не поднял, кроме него, Ш. и М., при этом он- М. снял с Б. золотую цепочку, подвески не видел, с руки отстегнул часы с браслетом, серьги не снимал и этого никто не видел. Потерпевшая упомянула только о цепочке, ничего не сказав про часы. Все стали искать цепочку, потом ушли. До падения Б. со сцены между ним и Д. возник конфликт, они подрались, однако у него ничего не похищал, сотового телефона у него не видел. На остановке расстался с Ш. и М. Поехал сам в ломбард, где сдал часы с цепочкой за 10000 руб., деньги потратил на личные нужды. Протрезвев, решил вернуть похищенное. Созвонившись с Ш., узнал номер Б., сообщил ей, что все отдаст, но не успел. В процессе разговора с ней понял, что она была очень пьяной, не помнила о падении со сцены, что подтвердила в разговоре с ним.
Данные показания М., подтвердив, что давал, признал неправильными, данными им в связи с тем, что договорился с М. взять вину на себя, при даче показаний проконсультировался с адвокатом, выбрал эти показания, которые являются ложными. Причиной изменения показаний называет боязнь того, что его посадят, сначала думал, что пойдет по делу один, выяснилось другое.
Позднее М. поменял данные показания на другие/л.д.103-104 т.1/, указал, что в парке Б. упала со сцены головой, сознания не теряла, была в шоке. В какой-то момент стал к ней приставать с разговорами. Д., приревновав, ударил его кулаком по лицу. В ответ нанес ему удар кулаком по лицу, тот упал. М. сидела на траве возле Б., что-то срывала с руки последней, с левой руки М. свисала толстая цепочка, все это она быстро положила к себе в карман. В это время Д. поднялся с земли, подошел к Б., М.- следом за ним и заметил, что Б. подняла голову. До этого ее голова была опущена на грудь, ему не было понятно, в каком она состоянии: спала или была без сознания, на ощупь проверив шею и запястья рук, та стала кричать, что пропали цепочка и часы. Втроем сделали вид, что ищут золото на траве, ничего не найдя, ушли. По дороге М. сообщила, что сняла цепочку и часы, что у нее нет паспорта, чтобы сдать это в ломбард. Сказал ей, что у него есть удостоверение личности, которым можно воспользоваться. Сам в ломбарде заложил цепочку за 10000 руб., взял себе 3000 руб., Ш. и М. при нем поделили оставшиеся деньги. Через три дня встретился с ними, узнал, что часы они тоже сдали в ломбард, деньги поделили между собой. От Ш. стало известно, что он видел, как М. срывала с Б. золото. В милиции ему сообщили о пропаже у Д. сотового телефона, у Б. одной сережки. Ш. же ему сказал, что сережка у него, нашел ее в траве и не знает, что с ней делать. Попросил отдать ее ему, иначе тот потеряет ее или заложит, а он вернет. Б. не грабил, по голове ее не бил. Показания поменял, т.к. договорился с Ш. и М. взять вину на себя, выгородить М.
Данные показания М., признав своими, подтвердил частично, заявил, что их ему предложил дать при адвокате следователь, т.к. не поверил в правдивость показаний, сам он не видел, как срывалась цепочка, из вырученных за цепочку денег себе забрал не 3000 руб., а 7000 руб. Дополнил, что потерпевшие и М. его оговаривают, Б. и Д. хотят себя показать в лучшем свете, чем есть на самом деле, М.- свалить вину на него. Работником милиции потерпевшим он не представлялся, М. сестрой не выставлял. Согласен отвечать за избиение Д. по ст.116 УК РФ и по ст.175 УК РФ за сдачу ворованной цепочки в ломбард. С иском Б. в части материального ущерба согласен, с иском Д. о возврате суммы за похищенный телефон не согласен, в части компенсации морального вреда согласен частично, 20000 руб. намеревался отдать Б. на следующий день судебного разбирательства, но уклонился от явки в суд и в дальнейшем скрылся.
М. показала, что 18 сентября 2009 года около 23 час. закончила работу в баре, расположенном в парке Победы, и со знакомыми Ш. и М. пошла в парк пить пиво. Сидели на лавочке недалеко от сцены. Когда начался дождь, пошли под крышу сцены. Там встретили компанию ранее незнакомых молодых людей, среди которых были Б. и Д. На короткое время их покинула, ходила домой. Когда вернулась на место, все продолжали пить пиво. Б. стала прыгать со сцены Д. на руки. Тот ее не удержал, они упали на асфальт. Потерпевшую подняли с земли К. и парень из их компании, говорили о сотрясении головного мозга, возможности разбиться. Последняя держалась за голову, но крови там не было, жаловалась на боль. Через некоторое время коллеги Б. ушли. Потерпевшие тоже вскоре засобирались домой. Ш. с М. попросили их посидеть еще, пообещав проводить. М. был рядом с Б. Д. приревновал его к ней. Между ними произошла драка. Потерпевшая вмешивалась в эту драку, отталкивала М. от своего парня, успокаивала их. Через какое-то время после драки Б. крикнула, что пропала цепь с шеи. Стали ее искать. У потерпевшей упала сумка, вылетел телефон. Она сказала, что вызовет милицию. М. вырвал у нее телефон, сказал не вызывать милицию, затем вернул. В поисках цепочки нашла возле Б. часы, убрала к себе в карман, затем с М., Ш. направилась в сторону улицы Революционной. М. предложил поехать на такси. В салоне машины он показал золотую цепочку, поняла, что она потерпевшей, поехали в ломбард. В 4 квартале заложил цепочку, хотя сначала хотел продать, но она предложила заложить на случай, если Б. заявит в милицию, что тот и сделал. Из вырученных денег дал ей 3000 руб. в подарок за угощение его пивом. Вечером следующего дня сама сдала часы в ломбард за 4500 руб. Через 1-2 дня Ш. сообщил ей о звонке Д., пропаже кулона и сережки Б. Вернулись на место в парк, где в траве нашли сережку. Дополнила, что с показаниями потерпевших, свидетелей К., П., Ш. и подсудимого М. не согласна, они говорят неправду, почему, не знает,: Ш. и М. сговорились дать показания против нее, чтобы самим уйти от ответственности, она их не просила выгораживать, с ними в сговор в этой части не вступала. М. милиционером не представлялся, сестрой ее не выставлял. Считает, что совершила кражу часов с причинением значительного ущерба потерпевшей. С иском Б. согласна, однако никаких телесных повреждений ей не наносила, ничего с нее не срывала, в сговор на совершение преступления с М. не вступала. Телефон у Д. не видела.
Несмотря на непризнание вины подсудимыми М. и М., вина их доказана материалами дела, исследованными в суде с достаточной полнотой.
Потерпевшая Б. показала, что 18 сентября 2009 года по окончании работы в сбербанке №8213/085 около 22 час. вместе с Д., сослуживцами П., К. и Г. направилась в парк Победы, взяв пиво 2,5 литра. Около 23 час. Г. ушла домой. Когда начался дождь, запрыгнули на сцену. К ним присоединились М., М. и Ш., распивавшие спиртное. М. представился сотрудником милиции, приехавшим с севера к сестре М. Д. стоял внизу сцены, предложил ей прыгнуть ему на руки. Она прыгнула, он ее не удержал, оба упали и ударились плечами, но не головой, на боль в ее области никому не жаловалась, о сотрясении головного мозга никто не говорил, сильно пьяной не была. С земли ее приподнял Д., помогали не подсудимые и свидетель Ш., а К. и П. Через какое- то время сослуживцы ушли. Вскоре тоже засобирались домой. Кто-то спросил, где они живут. Услышав ответ, сказали, что их дом находится рядом с ее домом, пошли провожать. Шли впереди всех с Д. Пройдя метров 50, почувствовала сильный удар кулаком по голове, от чего упала, потеряв сознание. Очнулась в другом месте парка, ближе к улице Революционной, где было темно. Д. кричал, что ей плохо, надо вызывать скорую помощь. Слышала до этого рядом какую-то возню, слова о прекращении драки. Прощупав себя, обнаружила пропажу золотых изделий: часов, цепочки с кулоном и сережки. Попросила вернуть золото, пригрозив милицией. Ш. испугался, стал вырывать ее телефон, швырнул его в траву. Подсудимые сделали вид, что ищут золото, но вскоре ушли. Д. ей рассказал, что видел, как М. нанес ей удар кулаком по голове, он стал препятствовать ему, получил удар кулаком в область глаз. Ш. пытался их разнять. М. же сидела на корточках рядом с ней. Как ее волокли, снимали золото, не чувствовала, в драку ни с кем не вступала, не препятствовала избиению Д., т.к. была без сознания и не от количества выпитого пива, как пытаются представить дело М. и М. После всех процедур по вызову милиции, дачи показаний следователю побывала еще раз на месте происшествия с Д., осмотрела всю местность, нашла только ключи от квартиры в месте нанесения удара, в месте, где очнулась, -банковские реквизиты. Никакой сережки в траве не обнаружила и Ш. с М. через несколько дней там ничего найти не могли. Часы с руки слететь не могли, т.к. на них имеется фиксирующий элемент, браслет оказался сломанным, его разломали специально, чтобы снять с руки, сережку с уха сняла и могла сделать все это только М. Звенья цепочки были вытянуты, застежка растянута, что свидетельствует о срыве ее с шеи. Считает действия М. и М. совместными и заранее оговоренными. Был ли у последней умысел на применение в отношении нее насилия, опасного для жизни и ее здоровья, сказать затрудняется. Телефон Д. с его слов выпал в ходе драки. Просит возместить ей ущерб в размере 50000 руб.: стоимость сережки в 5000 руб., кулона в 15000 руб., часов в 30000 руб., т.к. следователем все изделия оценены неверно, браслет ремонту не подлежит, готова часы после возмещения ущерба отдать М., взыскать с М. компенсацию морального вреда за нанесенные ей физические и нравственные страдания, получение сотрясения головного мозга, в связи с чем около 1 месяца находилась на больничном, в размере 10000 руб. Подсудимых не оговаривает. Дополнила, что сумки никакой у нее не было с собой, был только пакет с банковскими реквизитами, все свое имущество носила при себе и в карманах одежды, показания, данные ею в ходе предварительного следствия/л.д.13-16 т.1/, неполные, даны под воздействием стресса от удара кулаком по голове, и без подробностей. Ей М. не оказывал знаки внимания, Д. ее не ревновал.
Потерпевший Д. дал показания, аналогичные показаниям Б. в части встречи с потерпевшей и ее коллегами, распития спиртного и знакомства с М., М., Ш. в парке Победы. Дополнил, что после окончания дождя он сошел на землю, предложил Б. прыгнуть со сцены к нему на руки. Она просьбу выполнила. Он ее поймал, но не удержал и оба завалились на бок, головой никто не ударялся. Встав первым, помог подняться ей вместе с К. и П. и без вмешательства подсудимых. Через какое-то время коллеги потерпевшей ушли, они остались и вскоре тоже засобирались домой. Подсудимые, узнав, где они живут, направились за ними, шли сзади. Не доходя до центра асфальтированной дороги, он остановился прикурить сигарету. Зажигалка не работала, затратил на нее какое-то время. Когда повернулся, Б. рядом не оказалось. Ее тащили М. и М. под руки, удалились от него метров на 30-40. Пошел за ними. Те посадили ее на землю, было видно, что Б. без сознания, М. нанес ей удар рукой в область затылка. Стал отталкивать его от потерпевшей и получил удар кулаком в область глаз, от чего упал, его ударили еще несколько раз по спине и голове ногами. Затем Ш. стал их оттаскивать. Подполз к Б., взял ее голову под руку, стал кричать о вызове скорой помощи, т.к. она не подавала признаков жизни. Вскоре Б. очнулась. Общупав себя, сказала, что нет золотых изделий. Сам посмотрел свои карманы и не обнаружил сотового телефона «Нокия» за 5000 руб., полагает, что он выпал. Все стали искать золото, но в этом месте было очень темно. Потерпевшая пригрозила позвонить в милицию, на что Ш. отобрал у нее телефон, не дал позвонить. Через какое-то время все они ушли. После вызова милиции, дачи показаний с Б., вернулся на место, но ничего, кроме ключей от квартиры Б., они не обнаружили. Через 2-3 дня позвонил Ш., т.к. обменялся с ним номерами телефонов. Он пообещал золото вернуть, сказал, что часы в ломбарде, назначил им встречу, на которую сам же и не пришел. Первого удара, о котором рассказывает Б., он не видел, ее, действительно, ударил М. по голове, но в другом месте, кто снимал с нее часы, сережку, не наблюдал, но видел, что М. производил какие-то манипуляции возле шеи потерпевшей после нанесения ей удара. Просит взыскать с М. стоимость телефона «Нокия» в 5000 руб., т.к. потерял по его вине, возместить моральный вред за избиение в размере 50000 руб. Подсудимых не оговаривает. Дополнил, что в ходе следствия он указывал, что его избивали М. и Ш., что М. залез в карман брюк и вытащил сотовый телефон «Нокия», просит эти показания признать неточными, т.к. на момент дачи показаний был в шоковом состоянии от перенесенного стресса. М. к Б. не приставал, он ее к нему не ревновал. Подсудимых не оговаривает, их действия считает согласованными и заранее оговоренными.
Свидетель Ш. показал, что 18 сентября 2009 года около 23 час. встретился с М., М., пошли в парк пить пиво. М. на тот момент нигде не работал. От дождя укрылись на сцене. Там познакомились с Б., Д. Узнали, что они банковские работники. Слышал слова М. о том, что он приехал с севера, но представлялся ли милиционером и выставлял ли М. сестрой, не помнит. Между М. и Д. что-то назревало. Он ревновал к Б.. В это время свидетель ушел в туалет. Вернувшись, услышал ругань, Б. сидела на земле с опущенной головой. Рядом с ней на корточках находилась М.. М. и Д. толкались, замахивались друга на друга. Стал их разнимать, выяснять, что случилось. М. ответил, что Б. упала со сцены головой. М. ей помогает. Тут Б. стала кричать про пропажу золота, что позвонит людям, если не найдет его. Стали все его искать в траве, не найдя, ушли домой. М. вызвал такси. В салоне машины увидел у него золотую цепочку, понял, что она Б. Поехали в ломбард. Оттуда М. вышел с деньгами в сумме 10000 руб., часть передал М. для ее ребенка, ему ничего не давал, он с М. ничего не делил. Через 2 дня позвонил Д., потребовал вернуть золотые изделия. Пообещал ему это сделать. Перезвонил М., она сказала, что ничего не брала. Вместе пошли на место, где сидела Б., нашли сережку, которую отдал М. Как она могла там оказаться после двух дней, если до этого это место проверялось потерпевшими, не знает.
Однако ранее в ходе предварительного следствия свидетель Ш. давал несколько иные показания/л.д.82-85,107-108 т.1/, утверждал, что после возвращения из туалета, увидел, что Е. сидит на земле, что ей больно, наверняка у нее сотрясение головного мозга. Со слов М., стало известно, что та упала со сцены. Минут через пять Б. сказала, что у нее пропала золотые цепочка и часы. Они стали их искать, но не нашли. М. предложил пойти домой и втроем они направились в сторону остановки на улице Революционной, где разошлись. Потерпевшие оставались в парке. Дня через два ему на сотовый телефон позвонил Д., потребовал вернуть золото. Перезвонил М., передал ему суть разговора. Сам свидетель никаких вещей не похищал, никого не избивал, не видел, чтобы кто-то что-то похищал. Между М. и Д. в парке был какой-то конфликт, в ходе которого они потолкали друг друга и без драки, было это до падения Б. со сцены. После ухода с парка М. говорила про золото, что она сняла его с Е., показала часы или цепочку, находящиеся в ее ладони, а может и то, и другое, предложила сдать его в ломбард. М. на это согласился, т.к. при себе имел документы. Они вчетвером пошли в 4-й квартал по улице Революционной. Пока шли, решил уйти домой. Позже узнал, что М. и М. сдали цепочку в ломбард, деньги поделили между собой, с ним не делились, он ничего себе не просил. Уточнил, что не дал сразу таких показаний, т.к. подсудимые решили, что М. возьмет вину на себя.
Данные показания Ш. подтвердил, изменение показаний объяснил тем, что у него плохо с памятью.
М. с данными показаниями согласился, М. посчитала их лживыми, направленными на то, чтобы свалить вину на нее, выпутаться самим.
Свидетель К. показала, что с 18 на 19 сентября 2009 года на лавочке возле сцены в парке Победы с Б., Д., П., Г. распивали пиво, все находились в адекватном состоянии. Примерно через час, Г. уехала. Начался дождь, от которого укрылись под козырьком сцены. Там к ним присоединились М., М. и Ш., тоже распивающие спиртное. В какой-то момент Б. прыгнула со сцены к Д., который стоял внизу. Он ее поймал, но они не удержались и упали на асфальт, но не головой. Вместе с Д. помогли Б. встать, посадили на сцену, на боль в области головы она не жаловалась. Сама свидетель никаких слов о том, что та получила сотрясение головного мозга, что могла убиться, не произносила. Вскоре уехала домой. Б. решила остаться на некоторое время. Утром около 6 час. ей позвонил Д., сказал, что его избили лица, с кем были в парке, Б. ударили по голове, от чего она потеряла сознание, очнувшись увидела, что на ней нет золотых изделий, их с нее сняли. Дополнила, что до ухода с парка все золотые изделия Б. были при ней в целости и сохранности, никто из их компании за пивом не ходил, спиртного больше не покупал.
Свидетель П. дал показания, аналогичные показаниям К.
Вина М. и М. доказана также заявлениями потерпевших Б., Д./л.д.2,22 т.1/, протоколами осмотра места происшествия/л.д.3- 4/, выемки из ломбардов «Автоломбард», «Ломо» золотых цепочки и часов/л.д.78,79,93-94 т.1/, их осмотра/л.д.133-134 т.1/, фототаблицей к ним/л.д.135-136/, распиской Б. в получении золотых изделий/л.д.138 т.1/, собственноручным заявлением М. с признанием вины по факту завладения золотыми изделиями: часами, цепочкой, оформленным в виде явки повинной/л.д.63 т.1/, заключениями эксперта №№04-7/1260,1261,1435 от 21 сентября 2009 года, 22 ноября 2009 года, согласно которым у Б. в затылочной области слева имелся отек мягких тканей, видимых повреждений не установлено, диагноз «сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей» объективными данными, представленными в амбулаторной карте, не подтвержден, у Д. обнаружены повреждения в виде кровоподтеков в окружности левого глаза, задней поверхности левого плечевого сустава, ссадины в области задней поверхности левого плечевого сустава, кровоизлияние в белочную оболочку левого глаза, образовавшиеся в местах приложения травмирующей силы от ударного, сдавливающего либо ударно- сдавливающего воздействия твердого тупого предмета /предметов/, со сроком давности на момент осмотра до 3-4 суток, они не причинили вреда здоровью/л.д.157, 158-159,180-181 т.1/.
Таким образом, исследовав в совокупности доказательства по делу, суд считает вину М. и М. доказанной, однако действия М. надлежит квалифицировать по ст.162 ч.1 УК РФ, М.- ст.161 ч.2 п. «а» УК РФ, т.к. М. своими действиями при эксцессе исполнителя совершил РАЗБОЙ- нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, М. же- открытое хищение чужого имущества путем ГРАБЕЖА по предварительному сговору группой лиц.
Суд квалифицировал действия М. по ст.162 ч.1 УК РФ, поскольку при договоренности совершить преступление, а она усматривается из согласованных действий последних, когда они оба, взяв Б. под руки, протащили ее от Д. на расстояние 30-40 м, при этом М. вышел за рамки открытого хищения имущества и применил к потерпевшей Б. насилие, опасное для ее жизни и здоровья, нанеся ей удар кулаком в затылочную часть головы- жизненно- важному органу человеческого тела, от чего та потеряла сознание, тем самым создав угрозу для жизни и здоровья последней в момент нанесения, доказательств же того, что М. желала этого, был ли у нее умысел на применение Б. такого насилия, материалами дела не добыто, не установлено и в суде, она последней и Д. каких-либо ударов не наносила. Примененное насилие М. к Д. не являлось опасным для жизни и здоровья последнего, он сознания не терял, никакого имущества у него не похищалось, избит был М. для пресечения возможного сопротивления и оказания помощи Б., поскольку в это время происходило хищение М. других золотых вещей с потерпевшей. Потерпевшая Б. уверяет, что ее ударили дважды, Д. видел один удар, подсудимые отрицают вину и в своих крайне противоречивых показаниях, данных ими в ходе предварительного следствия, изобличают друг друга, открещиваясь от своих действий.
Судом достоверно установлено, что подсудимые в парке Победы видели на Б. множество золотых украшений: кольца на пальцах рук, сережки в ушах, золотая цепочка с подвеской на шее. М. представился им работником милиции, приехавшим к сестре М., тем самым вызвав доверие и расположив к себе. Именно М. и М., вызвавшиеся проводить их до дома, оттащили Б. на некоторое расстояние от Д. М. нанес ей удар в затылочную часть головы, от которого та потеряла сознание и не от падения со сцены, как пытались представить суду подсудимые. Отсутствие получения травмы головы от падения со сцены и наличие этой травмы от удара по голове М., подтверждается показаниями потерпевших Д., Б., свидетелей П. и К., слышавших это от последних, не вверить им в этой части нет никаких оснований. На достоверность этих показаний указывает и то, что подсудимые и свидетель Ш. также не видели каких-либо последствий от падения со сцены Б. и самого факта падения, следов крови в области головы и потери от этого сознания потерпевшей. Из показаний свидетеля Ш. следует, что Б. сидела на траве, опустив голову, в таком же положении ее видел и М.: сонной или без сознания, о чем говорил в первоначальных показаниях, все это свидетельствует о том, что потерпевшая была без сознания, и эти показания соотносимы с показаниями Б., Д.
Вина М. и М. в части хищения имущества Б. доказана явкой с повинной М., его первоначальными признательными показаниями, данными при защитнике, т.е. в условиях отсутствия возможности оказания на него какого-либо давления, согласно им именно он сорвал с шеи потерпевшей золотую цепочку, а затем препятствовал Д. в оказании помощи Б., помогая тем самым М., открыто похитившей другие вещи потерпевшей; свидетеля Ш., видевшего цепочку в руках у М. и снятие часов с Б.., они соотносимы с показаниями Д., наблюдавшего манипуляции в области шеи Б. после нанесения ей удара, тем, что именно М. сидела рядом с потерпевшей, когда та очнулась после удара, именно она могла снять и сняла и часы с руки, разломав браслет, и сережку с уха. Пояснения М. в части того, что его признательные показания вызваны желанием выгородить М., чего та отрицает, тем, что их ему при защитнике посоветовал дать следователь, абсурдны, голословны, надуманны, они противоречат материалам дела, свидетельствуют о его желании избежать ответственности за содеянное.
Поведение М. в части непризнания вины также говорит о ее желании избежать уголовного наказания, поскольку она, изобличая М., пытается переложить часть своей вины на него, отрицая сговор на совершение хищения имущества Б. Ее заявления о том, что потерпевшая была сильно пьяна, получила удар по голове от падения либо при попытке предотвратить драку М. с Д., что ее коллеги видели у нее сотрясение головного мозга от падения, опровергается показаниями потерпевших и свидетелей, направлены на желание опорочить их показания, выдать желаемое за действительное.
Показания же потерпевших Б. и Д. последовательны, объективны, соотносимы с материалами дела, оснований для оговора они не имеют, да и подсудимые не смогли привести суду доводы этому, в судебном заседании потерпевшие дополнили и уточнили свои показания, поверхностно и неполно отобранные у них в ходе предварительного следствия, из них явствует, что о случившемся с Б. далее после нанесения ей удара она знать не могла, т.к. была без сознания, возможность нанесения ей второго удара не исключена, однако эта версия не исследовалась следствием по причине неполноты показаний: удар рукой по голове М. уже бесчувственной Б. видел Д., не верить ему в этой части нет оснований, именно он наблюдал манипуляции М. в районе шеи Б., на которой висела цепочка с кулоном, растянутость этой цепочки и запорного устройства также указывает о хищении ее с шеи путем рывка. Дальнейшие действия М. и М. говорят о том, что похищенное было поделено между ними,: М. сдал цепь в ломбард, часть денег, меньшую в 3000 руб. отдал М., себе оставил 7000 руб. М. заложила в ломбард часы за 4500 руб. Сумма вырученных от продажи цепочки и часов практически равна, что также указывает на сговор при совершении преступления, подвеской, сережкой подсудимые распорядились по своему усмотрению.
Согласованными и заранее оговоренными действия подсудимых воспринимали и потерпевшие, однако в данном случае нанесение удара кулаком по голове М. , не охватывалось умыслом соучастника- М., оба договаривались на совершение открытого хищения чужого имущества, но на применение насилия, опасного для жизни и здоровья, М. в сговор не вступала, в действиях М. усматривается эксцесс исполнителя, следовательно, его действия должны квалифицироваться как разбой, но без предварительного сговора группой лиц, в отличие от М., действия которой подпадают под грабеж по предварительному сговору группой лиц.
Суд критически оценивает показания свидетеля Ш. в части того, что М. не похищал имущества Б., взял вину на себя в стремлении выручить М., однако это опровергается явкой с повинной М. с признанием в совершении преступления, тем самым свидетель пытается помочь своему другу избежать ответственности за совершенное тяжкое преступление, но из них же явствует, что преступление совершено М. и М., имущество потерпевшей похищено, а не было утрачено, как пыталась показать это М.
Вместе с тем из обвинения М. и М. следует исключить факт хищения сотового телефона «Нокия», принадлежащего Д., стоимостью 5000 руб., поскольку потерпевший уточнил свои прежние показания, заявив, что телефон выпал сам, где и при каких обстоятельствах, он не знает, поэтому М., а тем более М., за пропажу телефона отвечать не должны.
При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, личность подсудимых М. и М.: М. ранее судим, судимость не погашена, имеет рецидив, М. ранее не судима, оба по месту жительства характеризуются отрицательно, как лица, нарушающие общественный порядок, в психоневрологическом диспансере оба не наблюдаются, на учете в наркологическом диспансере не состоят, М. имеет на иждивении малолетнего ребенка, 2006 года рождения, что признается судом смягчающим ее вину обстоятельством, преступление ими совершено тяжкое, ущерб потерпевшим возмещен частично.
Заявление М. с признанием вины, оформленное в виде явки с повинной, суд расценивает как смягчающее его вину обстоятельство.
С учетом изложенного, тяжести совершенного, личности М. и М., суд считает необходимым, назначив М. наказание к лишению свободы, применить к ней в соответствии со ст.73 УК РФ условное осуждение, т.к. ее исправление возможно без изоляции от общества, без применения дополнительной меры наказания в виде штрафа в доход государства, поскольку избранное судом наказание будет в большей мере способствовать ее перевоспитанию, М. же назначить наказание, связанное с лишением свободы, на срок достаточный и соразмерным совершенному, т.к. его исправление невозможно без изоляции от общества, с отбыванием наказания в ИК строгого режима, исчисляя срок с момента его задержания работниками милиции в ходе розыска последнего, и без штрафа в доход государства.
Гражданский иск Д. в части возмещения материального ущерба в размере 5000 руб. с М. за утерю сотового телефона по его же вине удовлетворению не подлежит, т.к. телефон похищен не был, в части компенсации морального вреда за избиение подлежит удовлетворению частично и с М.- из 50000 руб. им заявленных, в размере 10000 руб., отказав ему в остальной части, данная сумма соразмерна перенесенным нравственным страданиям, разумна и справедлива, не противоречит требованиям ст.ст.1099,1100,1101 ГК РФ.
Иск Б. о взыскании 50000 руб. в счет возмещения материального ущерба подлежит удовлетворению с учетом признания иска подсудимыми М. и М. в полном объеме и солидарно, с возвращением в последующем последним вышеуказанных часов по факту возмещения им ущерба, полностью подлежит удовлетворению и иск в части компенсации морального вреда в размере 10000 руб. и с М., т.к. Б. теряла сознание, позднее находилась на больничном более 1-го месяца, т.е. претерпела определенные нравственные и физические страдания, которые суд оценивает в эту сумму, она соразмерна ее страданиям, разумна и справедлива, не противоречит требованиям ст.ст.1099,11009,1101 ГК РФ.
Оснований для применения М. ст.ст.64,73 УК РФ, М. ст.64 УК РФ суд не находит.
Руководствуясь ст.ст.316- 317 УПК РФ, суд
П Р И Г О В О Р И Л :
Признать виновными М. в совершении преступления, предусмотренного ст.162 ч.1 УК РФ, и М. в совершении ею преступления, предусмотренного ст.161 ч.2 п. «а» УК РФ, и назначить наказание:
М. с учетом требований ст.ст.61-63 УК РФ – в виде ПЯТИ лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии СТРОГОГО режима,
М. в виде ТРЕХ лет ШЕСТИ МЕСЯЦЕВ лишения свободы без штрафа.
В силу ст.73 УК РФ назначенное наказание М. считать условным с испытательным сроком в ЧЕТЫРЕ года.
Обязать осужденную М. трудоустроиться на работу, не менять постоянного места жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего за ней контроль, периодически являться в данный орган для регистрации в дни, им установленные, ограничить пребывание вне дома в период с 22 час. до 6 час., если это не связано с работой, запретить посещение кафе, баров, ресторанов, казино и иных заведений, осуществляющих продажу спиртных напитков на разлив.
Взыскать с М. в пользу Д.. компенсацию морального вреда в размере 10000 руб., отказав Д. в остальной части, с него же в пользу Б.- 10000 руб., с М. и М. солидарно в пользу Б. материальный ущерб в размере 50000 руб.
Меру пресечения осужденной М. - подписку о невыезде оставить прежней до вступления приговора в законную силу.
Мера пресечения М. избрана в виде заключения под стражей /объявлен в розыск/.
Срок наказания ему исчислять с момента его задержания, по его задержанию доставить в учреждение ИЗ 63/2 г. Сызрани Самарской области.
Вещественное доказательство: золотые часы, цепочку, принадлежащие потерпевшей Б., хранящиеся у нее, передать ей же.
Приговор может быть обжалован в течение 10-ти суток со дня вынесения в Самарский областной суд через Автозаводский районный суд г. Тольятти Самарской области.
В случае подачи кассационной жалобы осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.
Приговор изготовлен в совещательной комнате, первый экземпляр является подлинником.

Судья Фисун А.Н.

опубликовано 18.04.2010 17:27 (МСК)