Arms
 
развернуть
 
445037, г. Тольятти, ул. Новый проезд, д. 4
445039, г. Тольятти, ул. Дзержинского, д. 17 "б"
Тел.: (8-8482) 35-22-32 (угол.), (8-8482) 31-44-25 (гр.)
avtozavodsky.sam@sudrf.ru
схема проезда
445037, г. Тольятти, ул. Новый проезд, д. 4; 445039, г. Тольятти, ул. Дзержинского, д. 17 "б"Тел.: (8-8482) 35-22-32 (угол.), (8-8482) 31-44-25 (гр.)avtozavodsky.sam@sudrf.ru
 
Съезд судей


ДОКУМЕНТЫ СУДА
дело в отношении К. судимого обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.ст.30ч.3, 228-1ч.1 УК РФ

1-20/10
П Р И Г О В О Р
Именем Российской Федерации



1 февраля 2010 года город Тольятти

Судья Автозаводского районного суда города Тольятти, Самарской области Полянсков В.Н.
при секретаре Степановой Е.

с участием государственного обвинителя Исаева В.,
подсудимого К.
защиты (адвоката) Ветлугина С.(ордер 000041)

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

К. судимого
обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.ст.30ч.3, 228-1ч.1 УК РФ
У С Т А Н О В И Л:

Подсудимым К. было совершено умышленное преступление при следующих обстоятельствах:
19 октября 2009 года в 14 часов 05 минут К., находясь по месту своего жительства, по адресу: гор. Тольятти, ул. Дзержинского, имея умысел на сбыт, ранее изготовленных из лекарственных препаратов, наркотических средств общей массой 0,132 грамма, незаконно сбыл, путем продажи, своей знакомой М., часть вещества, содержащее в своем составе, согласно заключению эксперта, наркотическое средство – дезоморфин, массой 0,021 грамм, а оставшуюся часть в количестве 0,111 грамм, продолжал хранить по месту своего жительства с целью дальнейшего сбыта. М., в тот же день, приобретенное наркотическое средство, выдала работникам милиции. К. был задержан. В ходе осмотра квартиры К. оставшееся наркотическое средство было изъято. В связи с чем К. не смог довести свой преступный умысел до конца по независящим от него обстоятельствам.

Подсудимый К. вину не признал, пояснив, что указанного преступления не совершал и показал, что 19 октября 2009 года в дневное время у него в гостях находилась его знакомая М.. Когда они собирались выходить, на лестничной площадке, его задержали трое сотрудников милиции, завели, вместе с М., обратно в квартиру. Спросили, есть ли запрещенные предметы, заходили в кухню, зал. Получив отрицательный ответ, пригласили двух понятых и стали проводить обыск. Осматривали только зал, где обнаружили желто-красный пакет и на балконе синий. На вопрос работников милиции он ответил, что пакеты принадлежат ему. В пакетах оказались бутылки, шприцы с кровью, упаковка из-под таблеток тетралгин. У него из кармана достали его личные деньги, примерно 270 рублей. Дальнейших действий сотрудников милиции он не видел, только услышал за спиной вопрос про деньги. Он, полагая, что спрашивают о его личных деньгах, ответил, что деньги его. Тогда работники милиции показали ксерокопии денежных купюр. Ни пакеты, ни деньги ему не принадлежали. Пакеты принесла с собой М. Как оказались в квартире меченые деньги, он не знает.

Свидетели Г., Г. (работники милиции), дали аналогичные друг другу показания, пояснив, что 19.10.09 года они участвовал в проведении контрольной закупки, через М., написавшую заявление о добровольном участии в проведении закупки. М. предварительно досмотрели, вручили, заранее отксерокопированные, деньги 300 рублей, тремя купюрами по 100 рублей. Та созвонилась со своим знакомым К. и попросила помочь в приобретении наркотического средства, договорились о месте встрече. На оперативной автомашине они сопроводили М. к дому по ул. Дзержинского. М. зашла в подъезд. Они зашли следом. К. ожидал М. на 16-м этаже, после чего зашли в квартиру. Г. и Г. остались ждать в подъезде. Ожидали около 2-2,3 часов. Когда К. и М. вышли они произвели задержание К. Заглянули в квартиру и визуально осмотрели ее. Затем они пригласили понятых, с добровольного, письменного согласия К., зашли в квартиру и произвели осмотр. В зале и на балконе были обнаружены два пакета, в которых находились бутылки, пузырьки. В диване были обнаружены деньги 300 рублей, 3-мя купюрами по 100 рублей. Номера купюр совпадали с имеющимися у них ксерокопиями. На их вопрос, К. ответил, что пакеты и деньги принадлежат ему. Однако, после того как выложили содержимое пакетов и сверили номера денежных купюр, К. принадлежность денег и пакетов стал отрицать.

Свидетель Н. (работник милиции) показал, что 19 октября 2009 года он оформлял добровольную выдачу М.наркотического средства – дезоморфина. Со слов М. ему известно, что та приобрела дезоморфин в доме по ул. Дзержинского, у парня по имени А. Она отдала 300 рублей, а тот изготовил и передал ей дезоморфин в шприце.

Свидетель М. показала, что 19.10.09 года она обратилась в милицию с заявлением об участии в проведении контрольной закупки наркотических веществ. Ее досмотрели, выдали отксерокопированные деньги в сумме 300 рублей, купюрами по 100 рублей. Она позвонила знакомому К. и попросила приготовить наркотическое средство. Получив согласие, она, в назначенное время, в сопровождении сотрудников милиции, приехала к дому К., по ул. Дзержинского. Поднялась на 16-й этаж, зашла в квартиру. К. приготовил, в течении 2-х часов, раствор и передал ей в шприце. Она, в свою очередь, передала К. деньги – 300 рублей. Затем они вышли на лестничную площадку и К. был задержан. Наркотическое вещество она в тот же день добровольно выдала работникам милиции.

Свидетели Ш. (супруги) дали аналогичные друг другу показания, пояснив, что 19 октября 2009 года они участвовали в качестве понятых при осмотре квартиры К. (Дзержинского). В ходе осмотра в зале и на балконе были обнаружены два полиэтиленовых пакета, в которых находились бутылки, коробки из-под таблеток, шприцы, воронка. В диване работники милиции обнаружили деньги 300 рублей. На вопрос работников милиции, К. ответил, что пакеты и деньги принадлежат ему. Однако после того как работники милиции предъявили ксерокопии денег, К. их принадлежность стал отрицать. Протокол осмотра К. не оспаривал.

Свидетель Н. (работник милиции) показала, что 19 октября 2009 года она досматривала, перед проведением контрольной закупки, М.на предмет наличия у последней денежных средств и, изъятых из оборота, предметов. М. была подвергнута полному досмотру. Каких либо предметов, изъятых из оборота и денежных средств, у М. обнаружено не было. После досмотра, М. были вручены деньги 300 рублей, предварительно с которых были сняты ксерокопии. В последующем она присутствовала при выдаче М. шприца с жидкостью. Все действия проводились в присутствии двух понятых.

Свидетели Д., Д., дали аналогичные друг другу показания, пояснив, что 19 октября 2009 года, в первой половине дня, они присутствовали в качестве понятых, при досмотре М., автомашины и вручении М. денег 300 рублей, купюрами по 100 рублей, а затем, во второй половине дня, они присутствовали при добровольной выдаче М. шприца с жидкостью.

Со стороны защиты допрошены в качестве свидетелей Г., К. пояснивших, что К. и М. они знают. М., - как употребляющую наркотики. Им известно, что К. и М. проводили вместе время, Г. известно, что М. оставалась ночевать в квартире у К. Последний раз Г. видел М. 18 октября 2009 года примерно в 21 час около подъезда дома по ул. Дзержинского с пакетом в руке. Она встретилась с К. и они поднялись в квартиру последнего. Вышла М. уже без пакета. На его вопрос, К. ответил, что М. просила его оставить какие-то вещи.
Свидетель С. показала, что К. знает, поддерживает с ним близкие отношения. Со слов К. ей известно, что у того до нее были близкие отношения с другой девушкой, но он с ней «порвал», так как та употребляет наркотики. Ей по сотовому телефону звонила какая-то женщина, угрожала, чтобы она рассталась с К.
Свидетели С. (дед К.), Ч. (муж матери К) охарактеризовали К. с положительной стороны, как не употребляющего наркотические средства.
В ходе судебного следствия были исследованы материалы уголовного дела: рапорт об обнаружении признаков преступления (л.д.2,3), заявление М.. о согласии на проведении контрольной закупки (л.д.4), протокол досмотра М., автомашины на предмет наличия запрещенных предметов, каковых не обнаружено, пометки и выдачи денежных купюр (л.д.6,7,8,9), протокол добровольной выдачи М. вещества, похожего на наркотическое (л.д.12), справка эксперта, заключение эксперта согласно которого, добровольно выданное М. вещество является наркотическим – дезоморфином, массой 0,021 грамма (л.д.14,84-85), протокол осмотра жилища К., согласно которого произведено изъятие двух полиэтиленовых пакетов с содержимым в виде: 1,5 литровой пластиковой бутыли, с жидкостью, четырех коробок из-под таблеток «тетралгин», лист формата «А4» с налетом вещества, медицинский шприц с жидкостью, нарезки бумаги с налетом вещества, 4-ре бутыли емкостью 0,5 литра, два пузырька с надписью «соляная кислота», множество использованных шприцев, деньги в сумме 300 рублей (л.д.18-19), протокол осмотра предметов, осмотрены денежные купюры (л.д.38), - приобщены к делу в качестве вещественного доказательства (л.д.39), детализация телефонных переговоров, отмечены соединения абонентов телефонной сети М. и К. (л.д. 65-67), заключение эксперта, согласно которого в объектах, изъятых в квартире К. содержится дезоморфин массой 0,111 грамма, кодеин, общей массой 0,3316 грамма (л.д.87-91), протокол осмотра предметов, объектов содержащими дезоморфин и кодеин (л.д.107-108), - приобщены к делу в качестве вещественного доказательства (л.д.109).

Доказательства добыты без нарушения уголовно-процессуального закона и признаны судом допустимыми.

Допросив подсудимого, свидетелей, исследовав материалы уголовного дела, суд считает вину подсудимого К. в совершении умышленного преступления доказанной. В основу приговора суд относит показания свидетеля М., прямо указавшей на К., как на лицо, сбывшее ей наркотическое средство. Показания М. последовательны и логичны, согласуются с показаниями свидетелей Г., Г., Н., принимавших непосредственное участие в проведении контрольной закупки наркотических средств через М. у К., а так же с исследованными в ходе судебного следствия доказательствами. Мотивов оговора судом не установлено. Оснований не доверять данным показаниям у суда не имеется.
Показания К., отрицающего свою вину в инкриминируемом ему преступлении, суд, основываясь на вышеприведенных доказательствах, расценивает как ложные, направленные на введение суда в заблуждение, с целью избежать уголовной ответственности.
Судом приняты во внимание и показания свидетелей Ш. Э. и А., пояснивших, что они принимали участие в качестве понятых, при осмотре квартиры К. В их присутствии К., отвечая на вопрос работников милиции, о принадлежности обнаруженных пакетов в зале и на балконе, а так же денег в сумме 300 рублей, обнаруженных в диване, ответил, что пакеты и деньги принадлежат ему. В протоколе осмотра имеется собственноручная запись К. о принадлежности ему пакетов с содержимым и денег (л.д.18-19). В судебном заседании К. не отрицает сделанного им заявления, однако его объяснения о том, что он полагал, что у него спрашивают про его личные, ранее изъятые из кармана, деньги, а так же объяснения, касающиеся обнаруженных пакетов, суд расценивает как нелогичные и надуманные. При этом суд основывается и на показаниях свидетелей Г., Г., а так же Ш. о том, что деньги были обнаружены в диване и доставались непосредственно при К. Как следует из показаний М, приготовление наркотического средства производилось на кухне, путем выпаривания, в течении длительного, до 2-х часов, времени. Свидетель Ш. в ходе предварительного следствия, показания которой были оглашены в судебном заседании, отмечала в квартире едкий запах кислоты (л.д. 70-71), в ходе осмотра квартиры была изъята соляная кислота, являющаяся прекурсором используемым для изготовления дезоморфина (л.д.18-19).
Судом проверена версия К. о том, что препараты, используемые для приготовления наркотического средства и деньги, подброшены М., из чувства мести, вызванной разрывом их близких отношений. При этом К. и его защита ссылаются на свидетельские показания знакомых подсудимого Г., К. и С., которым, с их слов, известно об отношениях К. и (по показаниям Г.) с М., (по показаниям К.) с девушкой по имени К., а С. известно об угрозах высказанных ей по телефону незнакомой женщиной, если она будет продолжать отношения с К. Анализируя данные показания суд не находит в них прямых доказательств, о наличии близких отношений с М., о разрыве этих отношений по инициативе К., и об угрозах М. отомстить. Сама М. отрицает наличие таких отношений, поясняет, что была знакома с матерью подсудимого, через которую и знает К. Соответственно никаких угроз с ее стороны не было. У К. проводила контрольную закупку, так как ей известно, что он занимается изготовлением наркотических средств и их сбытом. Выдвигая версию об оговоре подсудимого свидетелем М., защита ссылается на заключение эксперта на л.д.97-103, согласно которого на представленных, на исследование объектах - коробках лекарственного препарата «тетралгин» выявлены следы пальцев рук пригодных для идентификации, которые оставлены не К. По базе данных «Папилон» установлено, что следы пальцев рук принадлежат М. (л.д.105,106). В судебном заседании М. пояснила, что действительно, в процессе приготовления К. дезоморфина, она брала коробки из под лекарственного препарата в руки, бросила их в ведро. Позже К. переложил коробки в пакет, собираясь выбросить их в мусор. Кроме того, суд принимает во внимание, что на экспертное исследование было направлено четыре фрагмента бумаги, лист бумаги белого цвета, четыре пустых блистера из-под лекарственного препарата «тетралгин», четыре пустых коробки из-под того же лекарства, флакон, пластиковая бутылка, шприц и другие (л.д.98-99,102). Все предметы были обработаны порошком серого цвета. Были выявлены следы рук на всех предметах, однако, в связи с отсутствием частных признаков, для идентификации личности, выявленные следы рук, не пригодны, за исключением трех коробок из-под «тетралгина». Учитывая показания М., суд не находит противоречий указанного заключения эксперта, совокупности исследованных доказательств.
В судебном заседании защита подсудимого просит признать протоколы досмотра М. (л.д.6), - автотранспорта (л.д.7), - пометки и выдачи денежных средств (л.д.8), - осмотра жилища (л.д.18-19) недопустимыми доказательствами и исключить из совокупности доказательств. При этом защита ссылается на первоначальные показания понятой Д. поясняющей, что все документы были составлены без ее участия, а так же на неточности в показаниях Д. и Н. касающиеся места ксерокопирования денежных купюр, на нахождение работников милиции в квартире К. перед приходом понятых. Судом исследованы представленные в материалах дела доказательства, в том числе протоколы досмотра в присутствии понятых Д. и Д. (на л.д.6,7,8). Доказательства добыты без нарушения уголовно-процессуального закона и признаны судом допустимыми. Допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей Д., Н., М. показали, что Д. присутствовала при всех процессуальных действиях, расписывалась в протоколах. Сама Д., будучи допрошенной повторно, свое участие в проведении процессуальных действий подтвердила, первоначальные показания объяснила растерянностью. Неточности в показаниях Н. и Д., касающиеся места ксерокопирования денежных купюр, суд не рассматривает как существенные, влекущие признание протокола вручения денежных купюр, недопустимым доказательством. Протокол осмотра жилища составлен без нарушений процессуального закона, порядок производства осмотра не нарушен. Права участников следственного действия соблюдены в полном объеме, каких - либо заявлений, при проведении следственного действия, от них не поступило.
Делая вывод о покушении на сбыт наркотического средства общей массой 0,132 грамма, то есть наркотического вещества, сбытого подсудимым, при проведении контрольной закупки, Малафеевой Е., в количестве 0,021 грамма и изъятого, в ходе осмотра, в жилище, в количестве 0,111 грамма, суд исходит из самого факта сбыта части наркотического вещества, показаний свидетеля М., данных ею в ходе предварительного следствия (л.д.26-27), показаний самого К., а так же показаниях свидетелей С., Ч., Г., К. и С. о том, что К. наркотики не употребляет. К. на учете в наркологическом диспансере не состоит. А так же из значительного количества составных компонентов, в том числе содержащих наркотическое средство кодеин, изъятых в ходе осмотра жилища К. необходимых для изготовления наркотического средства дезоморфина.
Вместе с тем, суд исключает из обвинения К., приготовление к сбыту прекурсора – жидкости объемом 24 мл., не являющегося наркотическим, как излишне вмененного, а так же наркотического вещества, кодеина, массой 0,3316 грамма, являющегося составной частью дезоморфина и не предназначенного для самостоятельного сбыта. Хранение же кодеина, указанной массой, без цели сбыта, состава уголовно-наказуемого преступления не образует.

Совокупность исследованных в судебном заседании доказательств суд считает достаточной для обвинения К. в совершении умышленного преступления.

Суд квалифицирует действия подсудимого К. по ст. 30ч.3, 228-1ч.1 УК РФ как покушение на незаконный сбыт наркотических средств.

Квалифицируя действия подсудимого К. по указанной статье, суд исходит из обстоятельств, свидетельствующих, о покушении на сбыт наркотических средств, путем их продажи. При этом, действия К. являлись незаконными.
При назначении наказания, суд учитывает характер и степень опасности содеянного, отнесенного законом к категории тяжких преступлений. Личность подсудимого, не состоящего на учете в наркологическом и психиатрическом диспансерах, положительно характеризующегося по месту жительства и работы. К. ранее судим за тяжкое преступление, судимость не снята и не погашена и образует опасный рецидив.
Принимая во внимание, что совершено преступление представляющие большую общественную опасность, ставящую под угрозу здоровье и жизнь человека, исходя из характеристики личности подсудимого, суд считает необходимым, назначить К. наказание, связанное с изоляцией от общества. Поскольку, по мнению суда именно данное наказание будет наиболее полно соответствовать степени опасности содеянного и исполнению целей наказания.
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 304,307-309 УПК РФ, суд
П Р И Г О В О Р И Л:

К. признать виновным в совершении преступления предусмотренного ст.ст. 30ч.3, 228-1ч.1 УК РФ и назначить ему наказание в виде 5 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Меру пресечения К. оставить содержание под стражей, до вступления приговора в законную силу. Зачесть в срок отбытия наказания, срок его содержания под стражей с 19.10.09 года по 31.01.10 года.
Срок наказания К. исчислять с 1.02.10года.
Вещественное доказательство, дезоморфин, кодеин, пластиковые бутылки, коробки и блистеры из под лекарственного препарата «тетралгин», шприци, фрагменты бумаги, стеклянные флаконы хранящиеся в АРУВД города Тольятти, уничтожить.
Приговор может быть обжалован в кассационном порядке Самарский областной суд в течении 10 суток со дня его провозглашения, а осужденному, содержащемуся под стражей, в тот же срок, со дня вручения копии приговора. В случае подачи кассационной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.
Данный экземпляр приговора является подлинником, изготовлен в совещательной комнате.


Судья Полянсков В.Н.










опубликовано 18.04.2010 22:31 (МСК), изменено 18.04.2010 23:17 (МСК)